I. ТЕРМИН И ПОНЯТИЕ (73 в)

1. Аристид 46.

В старину, мне кажется, не знали самого имени философии. Так было (в начале и) у эллинов по той причине, что все относящееся к этому (предмету), в то время (еще) не имело никакого значения. Не называет ли Геродот софистом Солона (1 29) и также Пифагора (IV 95)? Не называет ли Авдротион [Ср. Ямвлих «Жизнь Пифагора», 83, где «семь мудрецов» называются софистами] софистами известных «семь» мудрецов, а также (не называет ли он) софистом Сократа, этого весьма славного (мужа)? Затем Исократ (называет) софистами лиц, занимавшихся словесными состязаниями-диалектиков, как они сами, пожалуй, назвали бы себя (13,1), философом же (он называет) самого себя, и также философами (называет) ораторов и лиц, занимающихся государственными делами. Точно таким же образом употребляют это название и некоторые из его приверженцев. Не называет ли Лисий софистом Платона и также Эсхина? Лисий, пожалуй, скажут, (говорит это о Платоне) в смысле порицания. Но во всяком случае другие (из вышеупомянутых), отнюдь не относясь с порицанием к тем (вышеназванным) лицам, дают им, однако, это самое наименование. Допустим, что он (Лисий) назвал Платона софистом, имея в виду выразить свое отрицательное отношение к нему; но что же (в таком случае) можно сказать о тех (других, названных софистами)? Напротив, полагаю я, (слово) софист было именем, имевшим весьма общее значение, и (слово) философия употреблялось в значении некоторой любви к прекрасному и умственных занятий, причем (имелся в виду) не нынешний способ (не то, что теперь называется философией), но (словом «философия» обозначалось) воспитание вообще…

Кажется, что Платон почти всегда порицает софиста и именно он-то, по-видимому, в особенности и придал этому имени порицательное; значение. Причиной же этого, как и многих других (особенностей языка Платона), является то, что он слишком презирал своих современников. Впрочем, кажется, что этим же названием он пользовался (также), чтобы выразить (свое) полнейшее благоговение. По крайней мере, по его учению, мудрее всех бог, который обладает всей полнотой истины, и вот его-то он называет в одном месте «совершенным софистом» (Кратил, 403 Е).

2. Платон «Софист» 231 Д.

Во-первых, (нами) было найдено, что (софист) есть наемный охотник за богатыми юношами… Во-вторых, (еще)

[4]


и торговец науками, относящимися к душе…. В-третьих, не оказался ли он розничным торговцем этими самыми (предметами)?… И в-четвертых, (он выступал) у нас продающим свои собственные произведения, относящиеся к наукам… В-пятых же… (он был) чем-то в роде борца в словесных состязаниях, избравшего своей специальностью искусство спорить….В-шестых же, он занимался препирательством, однако, мы, сделав ему уступку, положили, что он есть очиститель (юношей) от мнений, препятствующих (усвоению) наук, касающихся души. (Ср. «Протагор», 317 В) (см. 74 А 5).

2а. Ксенофонт «Воспоминания о Сократе». I, 1, 11.

Ибо о природе вселенной или о прочем он (Сократ) не говорил так, как большинство. (А именно), он не рассматривал, в каком состоянии находится так называемый софистами «космос» и по каким непреложным законам происходит каждое из небесных явлений. 6, 12. Точно также /продающих за деньги (свою) мудрость (каждому) желающему называют софистами, подобно тому, как торгующих своим телом называют блудниками.

«Об охоте» 13,8.

Софисты говорят с целью ввести в заблуждение, они пишут для своей выгоды и никому не приносят никакой пользы. И в самом деле, никто из них не был и не является мудрецом, но каждый из них доволен тем, что его называют софистом, между тем как так называться стыдно для здравомыслящих людей. Итак, я советую остерегаться наставлений софистов, что же касается учений философов, то ими не следует пренебрегать.

3. Аристотель «О софистических опровержениях» I, 165, а 21. А

Именно, софистика есть мудрость кажущаяся а не подлинная, и софист (это-человек), умеющий наживать деньги от кажущейся, не подлинной мудрости.

II. ПРОТАГОР (74) А. Жизнь и учение

1. Диоген, IX. 50 сл.

Протагор, сын Артемона или, как (сообщают) Аполлодор и Дейнон в V книге «Персидских войн», сын Майандрия, (происходил) из Абдеры, как сообщает Гераклид Понтийский в сочинении: «О законах». Последний также говорит, что Протагор написал законы для города Фурий [В Южной Италии]. А как говорит Эвполид в «Льстецах», (Протагор был родом) из Teoca [Город в Малой Азии]. А именно он пишет: «В доме находится Протагор из Теоса». Он и Продик из Кеоса [Один из Цикладскнх островов] читая доклады, собирали приношения. И Платон в «Протагоре» (316 А) говорит, что Продик обладал сильным низким голосом. Протагор был учеником Демокрита. Последний был прозван «Мудростью», как говорит Фаворин в «Истории разных вещей».

(51)

Он первый сказал, что о всякой вещи есть два мнения противоположных друг другу. Из них он составлял диалог, первый применив тот. (способ изложения). В одном своем сочинении он сделал следующее начало (следует фрагмент В 1). Он говорил, что душа есть ни что иное, как ощущение. Это о нем сообщает Платон в «Теэтете» (152 след.). И (еще он говорил), что все истинно. И в другом своем сочинении он начинает изложение следующим образом: «О богах я не могу знать ни того, что они существуют, ни того, что их нет».; и т. д. (следует фрагмент В 4).

(52)

За это вот начало своего сочинения он был изгнан афинянами.

[5]


 

И книги его они сожгли (публично) на площади, собрав их через глашатая у всех, у кого они были. Он первый стал взимать плату (за учение) (и взимал ее в размере) ста мин. И он первый определил времена (глагола), объяснил значение наклонения, ввел словесные состязания (диспуты) и привлек в рассуждения софизмы. И оставив рассуждение (по существу), он развил (чисто) словесное красноречие и породил современный поверхностный род эристиков. По этому поводу и Тимон говорит о нем: «Протагор, сцепившийся (с противником), большой мастер спорить» (фр. 47 Д).

(53)

Он также первый стал применять сократический род рассуждений. И учение Антисфена, пытавшегося доказать, что невозможно противоречить, он первый высказал, как (об этом) говорит Платон в «Эвтидеме» (286 С). Также он первый показал способы выведения умозаключений в отношении поставленных тем, как сообщает диалектик Артемидор в сочинении: «Против Хрисиппа». Также он первый изобрел так называемые «плечи», на которых носят, тяжести, как сообщает Аристотель в сочинении: «О воспитании«. Дело в том, что он был (в начале) носильщиком, как и Эпикур где-то говорит [Атеней, VIII p. 354 С. В том же самом письме Эпикур говорит, что софист Протагор из носильщика корзин и дров стал сперва писцом у Демокрита. Вызвав у последнего удивление (к своим способностям) по поводу какого-то особенного способа увязки дров, он был взят им к себе и обучался в какой-то деревне чтению и это положило начало его устремлению к занятиям софистикой], и возвысился (из этого состояния) благодаря тому, что Демокрит обратил внимание на то, как (искусно) он увязывал дрова.

Он первый разделил речь на четыре вида: просьбу, вопрос, ответ и приказание.

(54).

(Другие же делят на семь видов: повествование, вопрос, ответ, приказание, выражение желания, просьбу и призыв). И эти виды он назвал «корнями речей». Алкидам же говорит о (следующих) четырех видах речи: повествовании, ответе, вопросе и приветствии. Первым из своих произведений он (Протагор) прочитал сочинение «О богах», начало которого мы выше привели. Прочитал же (он его) в Афинах в доме Эврипида или, как говорят некоторые, в доме Мегаклейда. Другие (говорят, что) в Лицее, причем он поручил чтение своему ученику Архагору, сыну Теодота. Обвинил же его Пифодор, сын Полидзела, один из четырехсот. Аристотель же говорит, что (это сделал) Эватл (см. В 6).

(55)

[Перечень сочинений Протагора у Диогена Л. с пробелами. Отсутствуют в нем главные его сочинения. Это объясняется не тем, что эти сочинения рано погибли или, будучи изъяты, не попали в книжную торговлю. Просто мы имеем изъян в тексте Диогена Лаэрция, из перечня которого сохранился лишь конец]. Сохранились следующие его книги: «Искусство спорить», «О борьбе», «О науках», «О государстве», «О честолюбии», «О добродетелях», «О начатках человеческого общества», «О том, что в Аиде», «О поступающих несправедливо с людьми». «Повелительное олово», «Тяжба о плате», «Прений» две книги. Вот каковы у него сочинения.

Написал и Платон на него диалог. Филохор сообщает, что, когда он плыл в Сицилию, корабль потонул. И на это же намекает Эврипид в «Иксионе» [Пьеса была поставлена в 410-8 г.]. Некоторые (говорят), что он скончался в пути, прожив около 90 лет.

(56)

Аполлодор же говорит, (что он прожил) 70  лет, был софистом 40 лет и расцвет его сил (акмэ) пришелся на 84 олимпиаду (444-1).

Следует эпиграмма Диогена.

[6]


Рассказывают, что однажды он потребовал (судом) платы у своего ученика Эватла и, когда тот сказал: «но я еще ни разу не одержал победы», он (Протагор) сказал: «Но; если я выиграю дело, то мне должно будет получить (плату) за то, что я победил. Если же ты (выиграешь дело), то (я должен получить плату) за то, что ты победил (ср. В 6).

Был и другой Протагор астроном, на которого Эвфорион написал надгробное стихотворение. И третий (носивший имя Протагора) — философ стоик».

2. Филострат «Жизнь софистов», I, 10, 1 сл.

Софист Протагор из Абдеры, ученик Демокрита, случайно был (в то время) у себя на родине и во время похода Ксеркса на Грецию он завел знакомство о персидскими магами. Ибо отцом его был Майандрий, (человек) выделявшийся во Фракии своим богатством; он принимал у себя (в доме) Ксеркса и в благодарность за сделанные подарки получил от него разрешение на то, чтобы маги занимались с его сыном. Дело в том, что персидские маги не обучают неперсов без (особого) разрешения царя.

(2)

Что же касается того, что он говорил, что не знает, существуют ли боги или нет, то, мне кажется, эту апорию (неразрешимое затруднение) Протагор взял из персидского воспитания. Дело в том, что маги обращаются к помощи богов тайно, между тем как явное учение о божестве они разрушают, не желая, чтобы казалось, что они имеют силу от него.

(3)

За это-то (высказанное Протагором мнение) он был изгнан афинянами из материка, как (сообщают некоторые) по суду, а, согласно другим, по постановлению народного собрания без суда. Удаляясь из материка на остров и остерегаясь афинских триер, рассеянных по всем морям, он утонул, плывя на маленькой легкой ладье. Он первый ввел (практику) вести ученую беседу за плату, и первый внушил эллинам, что это дело не заслуживает презрения. Ибо то, чем мы занимаемся с затратами на это, то мы любим больше, нежели то, что (достается нам) даром. Зная, что Протагор излагает (свои мысли) торжественно, и что он склонен к напыщенности и слишком многословен, Платон охарактеризовал его манеру изложения в длинном мифе (С 1).

3. Гесихий Ономатол, у схолиаста к Платону «Государство» 600 С.

Протагор, сын Артемона, из Абдеры. Он был носильщиком, но, случайно познакомившись с Демокритом, стал заниматься философией и обратился к ораторской деятельности. Он первый изобрел эристические речи и стал взимать плату с учеников в размере 100 мин. Поэтому то он и был прозван «Платная речь». Его учениками были оратор Исократ и Продик Кеосский. Книги его были сожжены афинянами. Дело в том, что он писал: «О богах я не могу знать ни того, что они существуют, ни того, что они не существуют» (В 4). На него сочинил диалог Платон. Плывя в Сицилию, он вследствие кораблекрушения утонул в 70 от роду, пробыв учителем мудрости 40 лет.

[7]


Апулей Флор. 18.

Протагор, который был софист весьма много знающий и весьма красноречивый, (стоящий) наравне о первыми изобретателями реторики, соотечественник и современник физика Демокрита (от последнего, он получил и учение), так вот этот Протагор, говорят, заключил со своим учеником Эватлом безрассудный договор на слишком большое вознаграждение и т. д. (Ср. В 6.)

5. Платон. «Протагор», 317В.

(действие происходит около 431 г.). Протагор: «Я иду совершенно противоположным путем, чем они (замаскированные софисты, как Орфей), и (открыто) признаю, что я софист и воспитываю людей… Хотя много  лет я уже занимаюсь этим искусством. И вообще мне уже много лет. Из всех вас нет ни одного, кому бы я по возрасту не годился бы в отцы… 318 А. Юноша, если ты станешь моим учеником, то, пробыв со мной день, ты вернешься домой, сделавшись лучшим, и на следующий день (будет) то же самое; и каждый день ты будешь становиться все лучшим и лучшим. 318 Е. Ведь другие приносят вред юношам. Тогда как юноши бегут от наук, они против их желания заставляют их заниматься науками, уча их арифметике, астрономии, геометрии и музыке (при этом он взглянул на Гиппия); приходящий же ко мне будет учиться только тому, ради чего он пришел (ко мне). Наука, (которую я преподаю), есть мудрость в домашних делах, (то есть), как наилучше управлять своим собственным домом, и (мудрость) в государственных делах, (то есть) как искуснее всего действовать и говорить в отношении государственных дел… 319 А. (Сократ): Правильно ля я понимаю тебя? Ты, кажется мне, говоришь о политике и обещаешь сделать своих учеников добрыми гражданами. Вот именно, Сократ, сказал он, это самое обещание я и даю 319 А. Ты публично во всеуслышание перед всеми зллинами назвал себя софистом, учителем науки и добродетели, и первый стал требовать за это вознаграждения.

6. Платон «Протагор» 328 В

(Говорит Протагор). Поэтому я установил следующий способ уплаты денег. А именно, после того как кто-нибудь у меня кончил курс учения, если он желает, уплачивает назначаемую мною сумму денег; если же он не хочет (платить столько), то, отправившись в храм и поклявшись, во что он оценивает (полученные от меня) знания, столько и вносит.

7. Платон «Протагор» 329 В.

Протагор, оказывается, способен произносить прекрасные длинные речи; равным же образом, в случаях, в которых уместна краткость речи, он умеет и кратко отвечать на вопросы и, спрашивая, ждать и выслушивать ответы (других).

Ср. 334 Е (перевод Карпова).. Я слышал, что ты можешь, если захочешь, долго рассуждать об одном и том же предмете, так как в словах у тебя недостатка не будет, и готов научить других тому же; знаю, что ты в состоянии говорить и кратко, так что в краткости никто не превзойдет тебя. 335В. Ты умеешь сообщить свои мысли и обширно и кратко.

8. Платон «Менон» 91 Д.

Я знаю одного мужа Протагора, который такой мудростью нажил себе большее состояние, чем Фидий, творивший столь славно прекрасные произведения (искусства), и другие десять (знаменитых) скульпторов… Вся Греция не замечала, как Протагор развращал общавшихся о ним и отпускал их более негодными,

[8]


чем принимал, (и это он делал) в течение более сорока лет. Ведь, полагаю я, он умер в возрасте приблизительно 70 лет от роду, пробыв 40 лет (в занятиях) своим искусством. И в течение всего этого времени вплоть до нынешнего дня он ничуть не утратил своей славы.

9. Платон «Гиппий Больший» 282ДЕ

(Гиппий говорит). Прибыв некогда в Сицилию, когда там жил и пользовался славой и почетом Протагор, я, будучи гораздо моложе его и т. д. 10. Плутарх «Перикл» 36 (из Стесимброта фр. 11). Когда в пентатле кто-то нечаянно попал дротиком в фарсальца Эпитима и убил его (на месте), Перикл целый день потратил в споре с Протагором о том, дротик ли, того ли, кто его бросил, или же распорядителей на состязаниях скорее следует считать истинными виновниками (происшедшего) несчастного случая.

11. Атеней V 218 В.

Однако беседа в «Протагоре», происходившая после смерти Гиппоника, когда Каллий уже получил наследство, упоминает, что Протагор прибыл во второй раз (в Афины) несколькими днями раньше (см. Платон, «Протагор» 309 Д). Гиппоник же, бывший стратегом при архонте Эвтидеме (431 г.), выставил свое войско на стороне Никия против танагрейцев [Танагра — город в Беотии] и оказывавших им помощь беотян и победил их в сражении, умер же он до состоявшейся при Алкее (421 г.) постановки пьесы Эвполида: «Льстецы», вероятно, незадолго перед этим…. Итак, в этом драматическом произведении Эвполид выводит Протагора в качестве присутствующего, Амейпсий же в драме: «Конн», поставленной на сцене двумя годами раньше (423 г.), не включает его в хор мудрецов. Итак, ясно, что он прибыл в промежутке между этими датами. XI 505. Но однако Парал и Ксантипп, сыновья Перикла, умершего во время моровой язвы, не могли вести беседу с Протагором, когда тот во второй раз пребывал в Афинах, так как они еще раньше умерли от моровой язвы.

Ср. Евстафий 1547,53. Передают, что Евполид выводил физика Протагора, осмеивая его в изречении: «Он, заблуждающийся грешник, хвастливо лжет о небесных явлениях, а ест то, что от земли (добывается)».

Ср. фр. 147 С. Ему (Каллию) Протагор приказал пить, чтобы он нес свои внутренности вымытыми впереди собаки.

12. Секст «Против математиков» IX.55,56 (после 81 В 25).

Такого же. мнения, как эти мужи (Эвгемер, Диагор, Продик и Критий), придерживается и Феодор атеист и, согласно, некоторым, также и Протагор из Абдер… написавший в каком-то своем сочинении прямо так: «О богах я не могу говорить ни о том, существуют ли они, ни о том, каковы они. Ибо многое препятствует мне ( в этом)» (В 4). Когда за это афиняне судили его на смерть, он бежал и, (во время бегства) потерпев кораблекрушение на море, скончался. Упоминает об этой истории и Тимон из Флиунта, который во второй из своих «Силл» (фр. 5Д) говорит следующее: «Из всех софистов тогдашних и позднейших самый первый, красноречивейший, умнейший и обходительнейший Протагор. Они хотели сжечь его сочинения за то, что он написал, что не знает богов и не может постигнуть, каковы они и кто они. (Говоря это), он всячески старался сохранить благопристойность (в выражениях о богах). Однако, это ему не помогло, но ему пришлось спасаться бегством, чтобы не погрузиться в Аид, вкусив ужасный Сократовский напиток».

13. Платон «Кратил» 385 Е.

Как говорил Протагор, высказывая (по

[9]


ложение), что мера всех вещей есть человек (В 1), то есть, какими вещи являются мне, таковы они и суть для меня, а какими (они являются) тебе, таковы они для тебя.

14. Секст «Пирроновские очерки» 1, 216 след.

И Протагор учил, что «человек есть мера всех вещей — существующих, что они существуют, несуществующих, что они не существуют» (В 1), причем он «мерой» называет критерий, «вещами» же дела (то, что делается); таким образом он утверждает, что человек есть критерий всех дел существующих, что они существуют, несуществующих, что они не существуют. И вследствие этого он принимает только то, что является каждому (отдельному человеку) и таким образом вводит (принцип) относительности (217). Итак, этот муж говорит, что материя текуча и при течении ее беспрерывно происходят прибавления взамен убавлений ее и ощущения перестраиваются и изменяются в зависимости от возрастов и прочих телесных условий. (218) Он говорит также, что причины всего того, что является, лежат в материи, так что материя, поскольку все зависит от нее самой, может быть всем, что только является всем (нам). Люди же в различное время воспринимают по-разному в зависимости от различий своих состояний. А именно, тот, кто живет по природе, воспринимает то из заключающегося в материи, что может являться живущим по природе, живущий же противоестественно — то, что (может являться) живущим противоестественно. (219) И совершенно то же самое учение дается и в отношении возрастов и относительно сна или бодрствования и о каждом виде состояния (человека). Итак, согласно его учению, критерием существующего является человек. Ибо все, что представляется людям, то и существует, а то, что не является никому из людей, то и не существует.

Итак, мы видим, и (в своем учении) о текучести материи и (в учении) о том, что причины всех явлений лежат в материи, он держится догматических взглядов, (между тем как) это недостоверно и нам надлежит воздерживаться от суждения (о таких вещах).

15. Секст «Против математиков» VII. 389.

Итак, пожалуй, никто не станет утверждать, что всякий продукт воображения является истинным, потому что это положение обращается против самого себя, как учили Демокрит (55 А 113) и Платон (Теэтет 171 А), возражая Протагору. А именно, если всякий плод воображения является истинным в таком случае и то мнение, что не всякое воображение истинно, поскольку оно принимается воображением, будет истинно, и таким образом положение, что всякое воображение истинно, станет ложью.

16. Гермий «Осмеяние» 9 (Д 653).

Но стоящий на противоположной стороне. Протагор тащит меня к себе, говоря: предел и критерий вещей — человек, и вещи суть то, что подпадает под ощущение, а то, что не подпадает (под ощущение), того не существует в видах сущности.

17 Аристотель. "Метафизика" IX, 3; 1046, 29.

Некоторые, однако (например, мегарцы), утверждают, что нечто может действовать только тогда, когда оно действительно действует, когда же не действует, оно и не может действовать; например, тот, кто не строит дом, не может строить дом, а это может [лишь] тот, кто его строит, когда он его строит, — и подобным же образом во всех других случаях. Нелепости, которые следуют отсюда для них,

[10]


нетрудно усмотреть. Ведь ясно, что ни один человек в таком случае не будет и строителем дома, если он сейчас дом не строит (ведь быть строителем дома — значит быть в состоянии строить дом). Подобным же образом (обстоит дело) и в отношении прочих искусств. Итак, если невозможно обладать таковыми искусствами, не учась никогда и не овладев ими, и (невозможно затем) не иметь их в своем обладании, (1047а) не лишившись когда-либо этого обладания (или вследствие забвения, или вследствие какого-нибудь несчастного случая, или от времени; конечно, не вследствие того, что само это дело погибло, ибо оно всегда есть; если, когда строитель перестанет (строить), он не будет обладать (больше) этим искусством, то как же он снова вскоре будет строить, откуда он получит (утраченную способность)? И неодушевленные (предметы) подобным же образом. Ибо и холодное, и теплое, и сладкое, и вообще все чувственно-воспринимаемое будет ничем, когда они не ощущаются. Таким образом придется применить к ним учение Протагора. Но так же ничто не будет иметь и ощущения, если оно не ощущает и не действует.

18. Тертуллиан «О душе» 15

(местопребывание души в сердце) также Протагор, также Аполлодор, также Хрисипп думают.

19. Платон «Эвтидем» 286 ВС.

Но это учение (а именно, что невозможно противоречить) я слышал уже от многих и много раз и оно всегда приводит меня в изумление. В самом деле, оно было в большом употреблении у учеников Протагора и у еще более древних (ср. Гераклит 12 А 7). Мне же (это учение) всегда представлялось каким-то странным, опровергающим и другие (учения) и самого себя.

 

19. Аристотель «Метафизика» 1007в18.

Притом если истинны одновременно противоположные высказывания об одном и том же, то очевидно, что все будет одно. Ибо одно и то же будет и трирема, и стена, и человек, если относительно всего что угодно можно либо утверждать, либо отрицать, как (это представляется) необходимым для принимающих учение Протагора. Ибо если кому-нибудь кажется, что человек не трирема [Военный корабль с тремя ярусами гребцов], то ясно, что он не трирема. Если же противоположное высказывание (тоже) истинно, то (получается, что) человек (в то же время) есть и трирема. Ср. 5. 1009а-в. Секст VII 389 (55А 114).

20. Климент Стром. VI 65.

Следуя по стопам Протагора, эллины говорят, что всякому мнению противостоит противоположное мнение.

Сенека ср. 88, 43. Протагор утверждает, что о всякой вещи можно говорить за и против, равно как и об этом самом (положении, а имен но) можно ли спорить о всякой вещи за и против.

21. Аристотель «Реторика» В 24 1402 а 23.

Это есть «делать слабейшую речь сильнейшей». И поэтому справедливо вызывает негодование у людей объявление (профессия) Протагора. Ибо (его дело) есть ложь и не истина, но кажущееся правдоподобие, и (ему нет места) ни в одном искусстве, кроме как в реторике и эристике.

Стефан Византийский см, слово: «Абдера». Протагор, о котором Эвдокс рассказывает, что он делал речь слабейшей и сильнейшей и учил своих учеников' порицать и хвалить себя самого. Ср. С 2.2la. Платон «Теэтет» 166 Д след. В самом деле, я утверждаю, что истина такова, как я ее описал; а именно, (что) каждый из нас есть мера 'существующего и несуществующего; и, действительно, бесконечно один (человек) от другого различается этим самым так как для одного существует и является одно, для другого другое. Но я далек. от того, чтобы не признавать мудрость и мудрого человека. Напротив,

[11]


именно того я и называю мудрым, кто, если с кем-нибудь из нас случится кажущееся и действительное зло, сумеет превратить его в кажущееся и действительное добро.

167 В. А я думаю, что (человека), имевшего в дурном (поврежденном) состоянии души соответствующие этому самому (состоянию) мнения, (то есть) дурные мнения, (вернувшееся к нему) хорошее состояние сделало имеющим иные таковые (то есть хорошие мнения). Последние представления некоторые по незнанию называют истинными, я же признаю лишь одни мнения лучшими, чем другие, но отнюдь не более истинными. И мудрецами. . . я называю не в том, что касается тел, врачей, а в том, что касается растений, земледельцев. А именно, я говорю, что и земледельцы, когда случается какая-либо болезнь у растений, вместо дурных ощущений производят им хорошие, здоровые и истинные ощущения; (точно также) мудрые и хорошие ораторы делают, чтобы у государств вместо дурных мнений были хорошие справедливые (мнения). И действительно, что любому городу кажется справедливым и прекрасным, то и есть для него (таковое), пока он это думает. А мудрец вместо всего дурного, бывшего у них, сделал, чтобы у них было хорошо и чтобы они имели хорошие мнения. Точно таким же образом и софист, который в состоянии так воспитывать своих воспитуемых, есть для тех, кого он воспитал, мудрец, достойный большого вознаграждения. Таким образом одни (люди) мудрее других и никто не имеет ложного мнения,, и тебе, хочешь ли ты этого или не хочешь, надлежит быть мерою. Вот в каких (положениях) заключается это учение.

22. Платон «Протагор» 333 Д.

Итак… добро есть то; что полезно людям? — Точно так, клянусь Зевсом, отвечал (Протагор), хотя я называю добром, если оно и не полезно людям. 334 Д. Говоришь ли ты, Протагор, о том, что ни одному человеку не полезно, или о том, что вообще ни в каком отношении не полезно? И такую (вещь) ты называешь добром? Отнюдь нет, отвечал он, но я знаю многое, что людям не полезно; и пища, и питье, и лекарства, и бесчисленное множество других (вещей бывают иногда неполезными), иногда же полезными. Иное для людей ни полезно, ни вредно, лошадям же (оно полезно или вредно) и т. д.

Ср. Гераклит 12 В 61. Морская вода — чистейшая и грязнейшая; для рыб она питательна и спасительна, людям же негодна для питья и пагубна.

Ср. Демокрит 55 В 172. От чего мы получаем добро, от того же самого мы можем получить и зло, а также средство избежать зла. Так, например, глубокая вода полезна во многих отношениях, но, с другой стороны, она вредна, так как есть опасность утонуть в ней. Вместе с тем найдено средство (избегнуть этой опасности) — обучение плаванию.

23. Платон «Теэтет 162 Д.

(Протагор говорит): Благородные юноши и старцы, на собраниях вы ораторствуете, выводя на сцену богов, который я устраняю из своих речей и сочинений, (избегая говорить) о них, существуют ли они или нет.

Цицерон «О природе богов» I 24,63. Абдеритянин Протагор… был в те времена величайшим софистом. Когда он в начале своей книги высказал следующее положение: «О богах я не могу утверждать ни что они существуют, ни что их нет», то, по постановлению афинян, он был изгнан из города и страны, и книги его были сожжены в народном собрании. 12,29 (Д 535). И Протагор, который говорит, что у него

[12]


вообще нет никакого ясного (представления) о богах, существуют ли они или не существуют, и каковы они, по-видимому, не строил никаких догадок о природе богов. Из этого же источника Филодем «О благочестии» с. 22 р. 89. Или считающие неизвестным, существуют ли какие-нибудь боги или каковы они.

Диоген из Ойноанды фр. 12. Абдеритянин Протагор по смыслу (по существу) высказал то же самое мнение, что и Диагор, но (только) воспользовался другими способами выражения, как будто стараясь избежать смелой прямолинейности его. А именно, он сказал, что не знает, существуют ли боги. Это все равно, что сказать, что знаешь, что их нет. Ср. В 4.

24. Платон «Кратил» 391 ВС.

(Сократ Гермогену): Софисты — это те, которым уплатив много денег, брат твой Каллий [Ср. 77 А 4 в] пользуется репутацией мудреца. А так как ты не распоряжаешься отцовским наследством, то тебе нужно приставать к брату и просить его, чтобы он обучил тебя правильности (имен) относительно этого, чему он научился у Протагора.  — Вот так странной была бы моя просьба, Сократ, если «Истину» Протагора я вовсе не принимаю, а сказанное в такой истине принимал бы с любовью как представляющее некоторую ценность (Согласно этим указаниям Платона, можно думать, что в сочинении Протагора «Истина» находились филологические исследования «о правильности имен»).

25. Платон «Протагор» 339 А.

Я думаю, Сократ, сказал Протагор, что важнейшая часть воспитания мужа заключается в серьезном изучении поэзии. А это должно состоять в том, чтобы понимать произведения поэтов, что ими сочинено правильно и что неправильно, и также в том, чтобы уметь толковать (анализировать) их и давать объяснение вопрошающему. Следует объяснение стихов Симонида. Гном. Ватик. 743. Когда какой-то эпический стихотворец злословил Протагора за то, что тот не одобрял его поэмы, Протагор сказал: «Друг мой, мне приятнее слышать от тебя ругань, чем слушать твои поэмы».

26. Платон «Федр» 266 Д след.

(Сократ и Федр): Я думаю, что в начале речи следует прежде всего делать введение. Это ты называешь — не правда ли?  — красою искусства.  — Да.  — Второе (место должно занимать) изложение (существа дела) и относящиеся к нему свидетельства, третье — доказательства, четвертое — подобия, и (затем следовать) подтверждение и вторичное подтверждение, как, помнится мне, учит самый лучший Дедал речей [Цицерон Орат. 12 Об этом, как говорят, впервые трактовали Трасимах Халкедонский и Горгий Леонтинский, затем Теодор Византийский и многие другие, которых Сократ в «Федре» называет «Дедалами речей» (художниками слова); у них многое достаточно красиво, но, как это (естественно) в первых попытках, кое-что мелочно, пестро и слишком раскрашено.]з муж из Византии. Ты разумеешь сладкоречивого Теодора? (см. 76А 30). — Ну, разумеется его. И (далее должно следовать) изобличение и новое изобличение. Это должно делать и в обвинении и в защите. Не вывести ли нам еще на сцену прекраснейшего Эвена Паросского, который первый изобрел дополнительное показание и похвалы в форме порицания. Он, говорят, порицания в форме похвалы излагал в стихах для облегчения памяти. Действительно, это был мудрый муж. Оставить ли нам в покое Тисия [Тисий — древнейший автор теории красноречия] (см. 76 А 7 и 68 А 2) и Горгия, которые открыли, что правдоподобное должно предпочитать истинному, которые силою слова делают то, что малое кажется великим и великое малым, новое древним и древнее новым, и которые нашли способ говорить обо всем и кратко и до бесконечности длинно?

[13]


Когда я как-то рассказал это Продику (см. 77А20). последний рассмеялся и сказал, что единственно ему самому принадлежит открытие искусства надлежащих речей. А именно речи должны быть ни длинными, ни короткими, но соблюдающими надлежащую меру. Действительно весьма умно (сказал ты), Продик. Не упомянуть ли нам и Гиппия (79 А 12)? Ведь, как мне помнится, что элеец одного мнения с Продиком.  — А разве не так?

И еще как мы отметим музыку речей Пола, как, например, его повторение слов и употребление изречений и насыщенность речи образами и (все остальное) из имен Ликимния, которые тот ему подарил для придания красоты речи?  — А у Протагора, Сократ, разве не было чего-то в том же роде? У него, дитя мое, так называемая орфоэпия и много других прекрасных вещей. Что же касается речей жалобных и уносящих (нашу мысль) к старости и бедности, то в искусстве таких речей, — мне кажется, превосходит всех сила халкедонца (Трасимаха, см. 78 В 6). Как говорят, этот муж способен также своими чарами и воспламенить гневом (слушающую его речь) народною массу и затем вновь успокоить разгневанных. И оттого-то он очень силен в том, чтобы вызвать ненависть (к кому-нибудь) и уничтожить ее. Что же касается конца речи, то, по общему мнению всех, он должен давать сводку (всего) сказанного, чему одни дают название «заключение», другие же другое наименование. Гермоген р. 239,6 (О Поле). А именно, он, говорят, изобрел равенство членов периода. Поэтому-то. (Платон) и употребил здесь выражение «музыка речей», так как кажется, он (Пол) очень украшал свою речь красивыми выражениями. «Повторение» же (означает) то же самое говорить дважды, как, например: «увы! увы!». [Примечание. Шпенгель понимает под «музыкой» речей Пола исоколы (равночленные периоды) и антитезы, Гейндорф «двойные имена», Норден «имена, гармонически составленные»].

Гермоген 239,12. Ликимний научил Пола некоторым разделениям имен, как-то: какие имена собственные, какие сложные, какие родственные, какие эпитеты, и многому другому, относящемуся к красноречию.

27. Аристотель «Реторика» III 5 1407 в 6.

В-четвертых, как Протагор стал разделять роды имен: мужской, женский и «утварь» (средний).

28. Аристотель «О софистических опровержениях» 14.173 в 17.

(Солецизм, то есть погрешность против закона языка или против произношения). Это-делать (погрешность) и казаться, что не делаешь, и не казаться, что делаешь, как говорил Протагор, если слова «гнев» и «шлем» (которые в греческом языке женского рода) употреблять в мужском роде. Дело в том, что говорящий «пагубную» (винит, падеж женского рода) грешит против законов языка согласно ему (Протагору), но не кажется (это) прочим, а тот, кто говорит пагубный (винит. падеж мужского рода), тот кажется (другим, будто грешит), но (на самом деле) не грешит против законов языка (согласно Протагору) Ср. С3 и Платон «Кратил» 430 Д сл.

29. Аристотель «Поэтика» 19 1459 в 15.

Ибо какую можно признать ошибку в том, что Протагор порицает (Гомера) за то, что тот, намереваясь обратиться с мольбой, приказывает, говоря: «Гнев, богиня, воспой»? Ибо велеть, говорит он, что-нибудь сделать или не сделать, есть приказание. (Ср. выше 74 A.1 53).

30. Аммноний Схолии к Гомеру (к Илиаде XXI песнь ст. 240).

Про-

[14]


тагор говорит, что в целях разделения на части (описания) сражения введен эпизод следующей битвы между (рекою) Ксантом и смертным, чтобы (затем) перейти к битве богов, а, может быть, и для того, чтобы заранее возвеличить Ахиллеса… опасностями… не в потоке, но на равнине.

В. ФРАГМЕНТЫ

«И с т и н a» или «Ниспровергающие речи» Протагора [Заглавие напоминает сочинения Парменида (18 В I), Антифонта (80 В I), Антисфена и Симмия].

 

1. Секст «Против математиков». VII 60.

И абдеритянина Протагора некоторые причислили к хору тех философов, которые отвергают критерий (истины), так как он говорил, что все продукты воображения и все мнения истинны и что истина, принадлежит к тому, что относительно, вследствие того, что все явившееся или представившееся кому-нибудь существует непосредственно в отношении к нему. Действительно, в начале «Ниспровергающих (речей)», он провозгласил (следующее): «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют».

 

T. Гомперц (Софистика и Рет. 228)

далее продолжает, дополняя на основании Платоновского сообщения (А 21 а):, Ибо что является и что кажется человеку, то для него и существует, а то, что не является и не кажется человеку, то не существует. Однако, в этом самом (отношении) люди бесконечно отличаются друг от друга, так что одному является и кажется одно, другому другое.

 

Платон «Теэтет» 151 Е–152 А (Сократ и Теэтет):

Но, кажется, ты высказал не маловажное положение о знании, а такое, которое утверждал и Протагор. То же самое он сказал (только) несколько иным способом. Ибо где-то он говорит, что «человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, несуществующих, что они не существуют». Вероятно, ты читал ? — Читал и много раз. — Итак, не говорит ли он как-то таким образом, что какою каждая (вещь) кажется мне, такова она есть для меня, и какою тебе, такова она для тебя, ты же и я человек?… Разве не бывает иногда, что при дуновении того же самого ветра, один из нас зябнет, другой нет? и один слегка, а другой сильно? — Конечно.  — Итак, в этом случае ветер сам по себе назовем ли мы холодным или не холодным, или поверим Протагору, что для зябнувшего он холоден, для не зябнувшего не холоден?,

Кажется, что так.  — Следовательно, и является (это) каждому из них таким образом?  — Да. — «Является» же (это) значит «ощущается. — Правильно.

Итак, явление и ощущение тождественно, и в теплом и во всем тому подобном. И в самом деле, каковы ощущения у каждого, таковы для каждого и существующие (вещи).

 

161 С. (Сократ).

Прочее сказанное им очень нравится мне, как, например, что кажется, каждому, то и есть. Но началу его речи я удивился: почему в начале своей «Истины» он не сказал, что мера всех вещей есть, свинья или кинокефал или какое-нибудь другое, еще более странное из обладающих ощущением (существ)? Тогда бы начало его речи прозвучало для нас великолепно и весьма презрительно, поскольку оно показывало бы, что, между тем как мы чтим его за мудрость, словно бога, он на самом деле оказывается по мудрости нисколько не лучше головастика, не говоря уже о ком-либо из людей. Ср. А 21.

[15]


Приводим фр. 1 в других переводах. (Пер. Н. Брюлловой-Шаскольской). Человек — мерило всех вещей, именно для существующих мерило бытия, для несуществующих — небытия., (Пер. И. Ягодинского). Человек есть мера всех вещей, существующих, как они существуют, и не существующих, как они не существуют.

На ошибочность подобного перевода указывает Г. Дильс, отмечая, что союз здесь имеет значение, «что», а не «как».

(Пер. Ганса Гейслера). Человек есть мера вещей, существующих, как они существуют, и несуществующих, как они не существуют.

Переиначивая таким образом изречение Протагора, Г. Гейслер без оснований делает Протагора антропологистом, отрицающим существование бытия вне субъекта.

«О сущем»

[Тождество этого сочинения с «Истиной» предполагают Бернайс и Т. Гомперц].

 

2. Порфирий у Евсевия Р. Е. X. 3, 25.

Немногочисленны книги (философов), живших до Платона. Иначе, пожалуй, пришлось бы отметить у этого философа много случаев плагиата. В самом деле, мне случилось читать сочинение Протагора: «О сущем» против принимающих единое сущее и там я нахожу пользование подобными же возражениями. Действительно, он (Платон) постарался вспомнить сказанное там в тех же самых выражениях (Евсевий прибавляет:) и, сказав это, он приводит доказательства в большем числе.

«Великое слово»

[Фрей отождествляет «Великое слово» с сочинением «Повелительное слово» (А 55). Г. Дильс скорее склонен считать его идентичным с сочинением «Истина»].

 

3. Парижск. анекд. I, 171, 31 о Гиппомахе В. 3.

В сочинении, носившем заглавие: «Великое слово», Протагор сказал: «Для учения нужны природные способности и упражнение» и «начинать учиться следует смолоду». Пожалуй, он не говорил бы этого, если бы сам стал учиться в позднем возрасте, как думал и говорил о Протагоре Эпикур (55 А 9). Ср. Платон «Протагор» 323 С след. и Демокрит 55 В 33.

«О богах»

 

4. Евсевий «Введение к евангелию» XIV 3, 7.

Ибо бывший приятелем Демокрита Протагор приобрел славу безбожника. Действительно предают, что он в сочинении «о богах» делает следующее вступлении следует фр. 4) Этот же фрагмент приводится у Диогена IX 51, Ср. А 2. 3. 12.23.

«О богах я не могу знать ни того, что они существуют, ни того, что их нет, ни того, каковы они по виду [Слова «ни того, каковы они по виду» имеются у Евсевия, Секста Эмпирика (А 12) Цицерона и Филодема, (то есть они были в их эпикурейском источнике). Они отсутствует у Диогена Лаэрция, Гесихия (А 3) и Платона (А 23). Крише и другие отбрасывают эти слова, считая их добавлением Тимона (А 12). Г. Дильс высказывается за подлинность их]. Ибо многое препятствует узнать (это): и неясность (вопроса) и краткость человеческой жизни».

«Прений» две книги См. А 1,55.

[Бернайс отождествляет «Прения» с сочинением «Истина». Т. Гомперц полагает, что совпадение простиралось только на 331 Е-336 А (рассуждение о справедливости на основе высказываний Симонида). Г. Муррей думает, что это касается женского вопроса, посколъку «Лисистрата» и «Женщины в народном собрании» Аристофана завися г от Протагора].

 

5. Диоген III 37. Эвфорион и Панэций

сообщают, что начало «Государства» (Платона) было составлено после многократных переделок; об

[16]


этом «Государстве» (Платона) Аристоксен говорит, чти оно почти все было (уже) написано в «Прениях» Протагора. 57. «Государство»… о котором Фаворин во второй книге своей «Истории разных вещей» сообщает, что оно почти целиком находится у Протагора в его «Прениях».

Сомнительные сочинения. «Искусство спорить» См. А. 1 55

 

6. Цицерон Брут 12,46 (Из Аристотеля: «Собрание искусств» фр. 137).

Протагором были написаны и разработаны рассуждения о пред метах, которые теперь называются общими местами. Квинтилиан. III 1, 10. Абдеритянин Протагор, у которого за десять тысяч динариев Эватл [Эватл — вымышленное лицо шуточного анекдота, который увековечил Аристотель и о котором весьма пространно рассказывает Геллий V 10] научился искусству, которое, говорят, он опубликовал. 1, 12. Из них, говорят, первыми исследовали общие места Протагор и Горгий; с увлечением занимались ими Продик, Гиппий, тот же Протагор и Трасимах.

 

«О науках»

[Заглавие взято единственно из упоминания у Аристотеля] См. А 1 § 55 6а. Диоген IX 51. (Протагор) первый сказал: «О всякой вещи есть два мнения противоположных друг другу». Ср. А 20.

 

6в. Аристотель «Реторика» В 24. 1402а 23. (cp. A 21):

«Делать слабейшую речь сильнейшей».

 

7. Аристотель «Метафизика» В 2 997 в 32.

И это неверно, как и то, что геодезия (есть наука) о величинах чувственно-воспринимаемых и, следовательно, подверженных гибели. Ибо (в таком случае) она исчезла бы вместе с их гибелью. Но однако, и астрономия должна бы быть наукой не о чувственно-воспринимаемых величинах и не об этом (видимом) небе. Ведь чувственно-воспринимаемые линии не такого рода, какими линии изображает геометр. Ибо ничто из чувственно-воспринимаемого не бывает, ни столь (строго) прямым, ни столь (строго) круглым (как в геометрии). В самом деле (в области чувственно-воспринимаемого) окружность касается прямой не в одной точке, но, как говорил Протагор, опровергая геометров, ни движения (светил) неба, ни (описываемые ими) кривые не совпадают с теми, о которых трактует астрономия, а равно (астрономические) изображения не одной и той же природы с (действительными) светилами.

 

«О борьбе»

[Заглавие, очевидно взято единственно, из Платона. Исследование Протагора, направленное против искусств, на которое имеется ссылка также диалога: «Протагop» ('318 Е) было, согласно приведенному отрывку из «Софиста», всеобъемлющим и, вероятно, заключалось, как В 7, в «Прениях» или «Истине» Протзгора] См. А 1 § 55

 

8. Платон «Софист» 232 ДЕ.

А что касается всех искусств в целом и каждого из них в отдельности, то все возражения, какие должно сделать о них каждому отдельному мастеру по его специальности, всякий желающий им научиться может найти их рассеянными в опубликованных сочинениях. — Ты, кажется мне, имеешь в виду Протагоро-

[17]


вы сочинения о борьбе и о прочих искусствах [Из этого места «Софиста» Платона, говорящего о возражениях против искусств, Т. Гомперц сделал вывод, противоположный тому, что здесь говорится, а именно, будто Протагор написал общую апологию искусств. Гомперц усматривает здесь намек на псевдогиппократово сочинение «Об искусстве», которое он без достаточных оснований приписывает Протагору]… 233 Д. Как же кто-нибудь, сам не зная, мог бы когда-либо говорить что-нибудь здравое (дельно) противоречить знающему-то? Никак (это невозможно).

 

8а. «О государстве»

[В существовании Протагорова сочинения «О государстве» усомнился уже Ритер.

Это заглавие Бернайс переводит «Об избрании на государственную должность» Иногда переводят «О первоначальном состоянии мира». Т. Гомперц, полагая, что заглавие относится к подражанию Платона Протагору (С I), предложил перевод «О начатках человеческого общества». Ср. Демокрит 55 В 278.] См. А. 1 § 55 и В 5

 

8б«О начатках человеческого общества»

См. А 1 § 55 и С 1

 

8в. «О честолюбии»

См. А 1 § 55

 

8г. «О добродетелях»

См. А 1 § 55

 

8д. «О поступающих несправедливо с людьми»

См.А I § 55

 

8е. «Повелительное слово»

См. А 1 § 55

 

8ж. «Тяжба о плате»

См. А I § 55 к ср. А I § 56 и В 6

 

8з. «О том, что в Аиде»

<>p [Или «О тех, кто в Аиде». Это сочинение приписывается также Демокрит Вероятно, здесь смешение двух абдеритян] См. А I § 55 и ср. Демокрит 55 В и след. 8и По мнению Теодора Гомперца, Протагор был автором сочинения «Об искусстве», вошедшего в Гиппократов Сборник. Немецкий перевод его с введением и комментариями Т. Гомперца 1890 ; Русский перевод В. И. Руднева в сборнике «Гиппократ. Избранные книги». 1936, стр. 127-141. Неизвестно из каких сочинений,

 

9. (Плутарх) «Об утешении к Аполлонию» 33 р. 115Е.

Перикл, прозванный олимпийцем за то, что он превосходил всех силою речи и ума указав, что оба его сына, Парал и Ксантипп умерли, как об этом говорит Протагор следующим образом (следует приводимый ниже фрагмент). Он тотчас по получении этого известия (о смерти) обоих сыновей; как ни, в чем ни бывало украсил себя венком и, облачившись в белое платье, держал речь к народу, «давая хорошие советы» (Илиада II, 273) и возбуждая афинян к войне.

«Когда молодые прекрасные сыновья его умерли-оба на протяжении восьми дней — он перенес это без печали. Он сохранял спокойствие духа, из которого каждодневно он черпал огромную пользу для своей хорошего состояния, утоления своих страданий и мнения (о себе) среди народа. Ибо всякий, кто только видел его переносящим стойко собственное горе, признавал его сильным душою и мужественным и (считал его) лучше самого себя, хорошо сознавая свою собственную беспомощность в таких обстоятельствах».

 

10. Стобей III (Флор) 29, 80.

Протагор говорил, «что и теория искусства без практики (упражнения) и практика без теории есть ничто».

 

11. (Плутарх) «Об упражнении» 178,25.

Далее Протагор сказал: «Образование не дает ростков в душе, если оно не проникает до значительной глубины». Ср. Антифонт. 80 В 60. Слабо засвидетельствованное

 

12. Греко-сирийское изречение перев. Рессель.

Протагор сказал «Труд, работа, обучение, воспитание и мудрость образуют венец славы, который сплетается из цветов красноречия и возлагается на голо-

[20]


 

13. Аристофан «Облака» 658 след.

(Сократ и Стрепсиад) (Ср. А 28). Но раньше этого тебе следует поучиться другому, (а именно), какие из четвероногих на самом деле мужского рода. — (660). Мужского рода? Но я и так знаю их, если только не спятил с ума: баран, козел, бык, петух, собака.  — Видишь, как ты врешь? Разве ты не называешь собакою одинаково (животное) как женского, так и мужского рода?  — Как так? Ну-ка (объясни), как это. (Собака)

[В русском переводе приходится для показа этих грамматических тонкостей брать слово «собака» вместо греческого слова означающего одновременно петуха я курицу в виду отсутствия в русском языке подобного слова]

 — и пес и сука (665). — А ведь правда, клянусь Посейдоном! Как же теперь я должен называть их? — Сукой, а другого псом. Сукой? — Право, хорошо, клянусь Воздухом! Да за этот один только урок я насыплю тебе полный квашник муки. (670) — Вот опять еще новая ошибка: ты говоришь «квашник» в мужском роде, тогда как (это слово) женского рода (677). Но как же мне должно называть его на будущее время? — Как? квашней, подобно тому как Сострату (ты зовешь) Состратой. — Квашня женского рода? — это ты действительно правильно говоришь.

 

14. Еврипид «Вакханки» 199 след.

(Кадм и Тирезий) (Ср. В I) (пер. И. Анненского).  — Нет, презирать богов не мне, — я смертен. (200) Да, перед богами тщетно нам мудрить [Точнее: мудрствовать как софист. В словах «речи, что низвергнут богов» ясен намек на Протагора.]. Предания отцов, как время, стары, И где те речи, что низвергнут их, Хотя бы в высях разума витал ты?

III. КСЕНИАД (75)

Секст «Против математиков» VII 53.

Коринфянин Ксениад, которого упоминает и Демокрит, сказал, что все ложно, и что всякое воображение и мнение обманывают. (Он учит), что все, что возникает, возникает из небытия, и все, что уничтожается, исчезает в небытие. По существу он придерживается того же самого (неизменного) бытия, что и Ксенофан.

Ср. «Пирроновы очерки» II 76 (перев. Брюлловой-Шаскольской. Если же (мы будем доверять) всякому (представлению), то будем доверять и представлению Ксениада, сообразно с которым он говорил, что все представления недостоверны.

IV. ГОРГИЙ (76)

А. Жизнь и учение

 

1. Филострат «Жизнь софистов» I 9, 1 след.

Сицилия дала Горгия Леонтийского, к которому как к отцу, восходит, по нашему мнению, искусство софистов. И действительно, если мы обратим внимание на Эсхила, как много он со. своей стороны дал трагедии-снабдил ее и (соответственною) одеждою и высокими подмостками (сценой) и внешним видом героев и вестниками, извещающими о том, что случилось не на глазах зрителей, и (всем) тем, что надлежит делать на сцене и под сценою, то такую же, пожалуй, роль сыграл Горгий для сотоварищей по искусству, (представителем которого он был).

[21]


(2)

Ибо он положил начало (вошедшим в обыкновение) у софистов (приемам): стремительному порыву (речи), парадоксальности, воодушевлению. (умению) выражать важные дела пространно, разделениям и сближениям, от которых речь становится приятнее и пышнее. Он применял также поэтические наименования о мире и о святости.

(3)

Итак, мною уже было сказано, в начале моего сочинения (см. ниже А 1 а), как он весьма легко говорил без подготовки. Уже под старость он держал речь в Афинах и, если тогда он привел в восхищение народную массу, то это еще неудивительно, но он, по моему мнению, покорил (своим красноречием) и славнейших (мужей) Крития и Алкивиада, которые оба были (в то время) юными, (а также) Фукидида и Перикла, которые уже были стариками. И автор трагедий Агафон, которого комедия признала мудрым и красиво выражающимся, во многих своих ямбах подражает Горгию.

(4)

Блистая на эллинских празднествах, он произнес с возвышения Пифийскую речь (В9), за которую на него был возложен золотой (венок) в святилище Тифийца, а Олимпийская речь его (В 7 и 8а) оказала пользу величайшему (делу). А именно, видя, что Эллада враждует, он стал советовать грекам (держаться) единомыслия, направляя (их) против варваров и убеждая их, чтобы (греческие) города сражались не друг с другом, но с землей варваров.

(5)

Надгробное же слово (В 6), которое он сказал в Афинах, было сказано по поводу павших в сражениях, которых афиняне похоронили на общественный счет с хвалебными речами. (Эта речь) составлена с выдающимся искусством. А именно, (и в этой речи) он подстрекал афинян против мидян и персов и проводил ту же самую мысль, что. и. в Олимпийской речи, об единомыслии (всех) эллинов. (Но прямо об этом), он ничего не сказал, так как (речь его была обращена) к афинянам, сильно стремившимся к господству (над «Грецией»), чего невозможно было добиться, не предпринимая (какого-либо военного) дела, Занялся же (он в своей речи) восхвалением трофеев побед над мидянами, доказывая слушателям, что «трофеи побед над варварами заслуживают гимнов (хвалебных несен), трофеи же побед над эллинами тренов (плачевых песен)».

Передают, что Горгий дожил до 108 лет, не впадая в старческую, дряхлость, но (до последних дней жизни) он сохранил крепость сил и юношескую свежесть органов чувств.

 

Vа. Филострат. «Жизнь софистов» I.

1. Начало древнейшей софистике положил леонтинец Горгий среди фессалийцев… Повидимому, Горгий положил начало произносимой экспромптом речи. А именно, чри1а,я в афинский театр:, он отважился сказать: «Предлагайте (любую тему)» и он первый рекомендовал это рискованное дело, хвастаясь, что ни, конечно, все знает и может обо всем говорить без (всякой) подготовки.

2. Свида. Горгий, сын Хармантида, родом из Леонтии, оратор, ученик Эмпедокла, учитель Пола Агригентского, Перикла, Исократа и Алкидаманта из Элеи, который был его преемником но руководству школой. Он был братом врача Геродика (А 2 а).

Порфирий же относит его (рождение) к 80 олимпиаде (460-457 г.

[22]


Однако, должно думать, что он старше [Соответственно этому Виламовиц определяет время жизни Горгия 500/497–391/388]. Он первый ввел в тот вид образования, который готовит ораторов,(специальное обучение) способности и искусству говорить и первый стал употреблять тропы [Употребление слов в переносном смысле], метафоры, аллегории, превратное соединение слов, применение слов в несобственном смысле, инверсии [Грамматическая фигура, переставляющая порядок слов], вторичные удвоения, повторения, апострофы [Реторическая фигура, когда говорящий обращается с речью к олицетворенному предмету или к отсутствующему предмету] и парисосы [Парисос — симметрическое соответствие двух частей периода]. Он взимал плату с каждого из учеников в размере 100 мин. Прожил он 109 лет и написал много сочинений.

2а. Платон «Горгий» 448 В. Если бы Горгий был сведущим в искусстве, которое знал его брат Геродик, то как бы мы его по справедливости назвали?

3. Диоген. VIII 58. 59. Эмпедокл был также врачем и превосходнейшим оратором. По крайней мере, его учеником был Горгий Леонтинский, муж выдающийся в ораторском искусстве и составивший сочинение по теории этого искусства… Он, как говорит. Сатир, рассказывал, что он сам присутствовал, когда Эмпедокл чародействовал.

4. Диодор XII. 53,1 след. (При архонте Эвклесе 427 г.). В это время .в Сицилии леонтинцы, бывшие переселенцами из Халкиды, родственные афинянам, как раз подверглись нападению со стороны сиракузян, Теснимые неприятелем и вследствие подавляющего превосходства сиракузян, подвергаясь опасности быть завоеванными ими, они отправили послов в Афины с целью (испросить) у (афинского) народа возможно скорейшей помощи и спасения своего города от (угрожавших) ему опасностей.

(2)

Во главе (этого) посольства стоял оратор Горгий, весьма превосходивший всех без исключения силою (своего) слова.

(3)

И вот прибыв в Афины и явившись в народное собрание, он держал речь к афинянам, (прося их) о военной помощи, и оригинальностью (своего) способа выражения поразил афинян, которые были (народом), одаренным (красноречием), и любителями слова.

(4).

А именно, он первый стал употреблять фигуры, (а именно) антитеэы [Антитезы («противоположения») реторические фигуры, представляющие собой противопоставления противоположностей (противопоставляются отдельные слова, группы слов и целые фразы)], исоколы [Исокол («равенство колонов»)-построение речи из частей, заключающих в себе приблизительно одинаковое количество слогов], паризы [Паризы («приблизительные равенства»)-реторическая фигура, в которой число слогов в двух частях не вполне одинаково, но кажется одинаковым благодаря тому, что долгота слогов в одном колене возмещает количество их в другом], одинаковые окончания и некоторые другие (приемы) в том же роде. (Все эти приемы) в то время вследствие новизны их имели успех у слушателей, в настоящее же время они кажутся неестественными, часто осмеиваются и считаются страдающими избытком (реторических ухищрений).

(5).

Наконец, убедив афинян оказать леонтинцам военную помощь и вызвав в Афинах восторг к (своему) ораторскому искусству, Горгий возвратился в Леонтины.

Ср. Дионисий Лис. 3. Обнаруживает это Горгий Леонтинский, который придавал многим (своим речам) весьма грузную и чрезмерно

[23]


вздутую форму изложения и произносил некоторые (из своих речей на подобие каких-то дифирамбов [Дифирамб-хоровая песнь в честь Вакха. Сравнение с дифирамбом указывает на напыщенность речи Горгия]. (Платон «Федр»238 Д), и из учеников Горгия (эти особенности его речи усвоили) Ликимний и Пол со своими последователями. И в Афинах у ораторов вошла в моду поэтическая фигуральная речь, как рассказывает Тимей, по почину Горгия. когда он, явившись в Афины в качестве посла, поразил слушателей (своей) речью, произнесенной в народном собрании, по правде же сказать, и гораздо раньше (такая речь) всегда вызывала некоторое восхищение.

 

5. Ксенофонт Анабазис 11. 6, 16 след.

Беотиец Проксен с самого детства хотел стать мужем, способным на великие дела, и вследствие этого желания он стал платить деньги Горгию Леонтинскому.

 

5а. Аристофан «Птицы» 1694.

Есть в Фанах [Мыс и гавань на юге Хиоса] у клепсидры лукавый род, состоящий из кормящих себя языком [О продажных ораторах], которые своими языками сеют, жнут, собирают плоды и срывают смоквы [Игра слов: по-гречески одно к тоже слово значит «срывают смоквы» и «ябедничают», «клевещут»]. Варвары родом - Горгий и Филиппы, и из-за этих-то кормящихся (своим) языком Филиппов всюду в Аттике отрезывают язык.

 

Аристофан «Осы» 420.

О Геракл! Они и жала имеют. Разве не видишь, господин?-Которыми они погубили на суде Филиппа, ученика Горгия.

 

6. (Плутарх) Жизнеописания десяти ораторов р. 832.

(Антифонт и Рамна) был современником персидских войн (480 г.) и софиста Горгия будучи немного моложе последнего.

Ср. Жизнь Птолемея. (Энопид Хиосский) был известен в конце Пелопоннесской войны, в это время жил также оратор Горгий, элеат Зенон и, как говорят некоторые, галикарнасец историк Гердот.

 

7. Павсаний VI, 17,7 след.

И Горгия Леонтинского можно увидеть. Эвмолп, внук Диекрата, бывшего в супружестве с сестрою Горгия, сообщает, что он пожертвовал изображение (Горгия) в Олимпию (8). Этот Горгий был сын Харманида.

Передают, что он первый восстановил занятие ораторским искусством, на которое вовсе перестали обращать внимание и которое едва не пришло в забвение у людей. Говорят, что Горгий прославился благодаря своим речам на Олимпийском празднике и что он достиг старости одновременно с Тисием у афинян. (9). Но большого почета, чем он, достиг у афинян Горгий.

Ясон, бывший тираном в Фессалии (380–370 гг.), переманил к себе этого мужа, желая лишить училище Поликрата в Афинах наивысшей славы, которой оно пользовалось. Прожил он (Горгий), говорят, 105 лет. Х 18 7. В Дельфах имеется позолоченное изображение, подношение Горгия из Леонтии, изображен сам Г оргий. Ср. Атеней XI 505 Д и (Дион) 37,28.

 

Цицерон «Об орат. III, 32,129.

Ему (Горгию) был оказан Грецией столь великий почет, что ему одному лишь из всех была воздвигнута в Дельфах не позолоченная, но настоящая золотая статуя.

[24]


Плиний Е. И. ХХХIII 83. Из людей первых целиком вылитую из золота статую поставил себе в Дельфах во храме Горгий Леонтинский около 70 (?) олимпиады [Число испорчено. Бергк исправляет на «80», т. е. 420 г. до нашей эры]. Столь велик был доход, который приносило преподавание ораторского искусства.

 

8. Надпись 875 а р. 534 Кайбель

(относится к началу IV века, найдена в Олимпии в 1876 г.).
Сын Хармантиды Горгий Леонтинский.

а. Деикрат был женат на сестре Горгия; от нее у него родился Гиппократ; от Гиппократа Эвмолп, который пожертвовал это изображение по, мотивам двоякого рода: в интересах образования и из родственных чувств (к Георгию).

в. Еще никто из смертных не изобрел более прекрасного искусства, чем (искусство) Горгия, состоящее в том, чтобы упражнять душу для состязаний в совершенстве. Его (Горгия) изображение выставлено н пещерах Аполлона не в качестве примера богатства, но как образец благочестивого образа мыслей.

 

8а. Платон «Апология» 19. Е.

Это мне (Сократу) кажется прекрасным делом, если бы кто-нибудь был способен воспитывать людей так, как Горгий Леонтинский [Это доказывает, что Горгий мыслится продолжающим свою деятельность еще в 399 г.], Продик Хиосский и Гиппий Элейский.

 

9. Элиан XII 32.

Молва идет, что Гиппий и Горгий выступали в пуpпуровых одеждах.

 

10. Аполлодор (фр. 39)

Горгий прожил 109 лет.
Олимпвдорэ к «Горгию» Платона S. 112. Во-вторых, мы скажем, что н это самое время жили Сократ, (родившийся) в третьем году 77 олимпиады (470-469 г.), и Эмпедокл пифагореец, учитель Горгия, часто бывший у него.

Горгий написал весьма изысканное сочинение «О природе» в 84 олимпиаду (444-441 г.). Таким образом Сократ был старше его на 28  лет. Иначе говорит Платон в «Теэтете» (183 Е), (а именно), что «будучи (еще) совершенно юным, я (Сократ) встретился с Парменидом, который был (уже) очень старым, и я нашел (в нем) мужа величайшей глубины (мысли)». Этот Парменид был учителем Эмпедокла, учителя Горгия. И Горгий был (тогда уже) довольно пожилым. Ибо, как передают, он умер 109 лет от роду, так что они были современниками. См. ниже 76 А.

 

11. Атеней XII 548 С Д.

О Горгий Леонтинском говорит сам Клеарх в восьмой книге своих «Жизнеописаний», что благодаря воздержной жизни он прожил в здравом уме почти 80 лет [Текст испорчен. Вместо «80» Вильямовиц предлагает читать «110» или «100»]. И когда его кто-то спросил, благодаря какому образу жизни он так хорошо в (полном) обладании умственными силами прожил столь долгое время, он ответил: «так как я никогда ничего не делал ради удовольствия». Димитрий же Византийский в четвертой (книге) «О сочинениях» говорит, что, будучи спрошен о причине, почему он прожил более 100 лет. Горгий сказал: «потому что я никогда ничего не делал ради другого (?)» [Кайбель и Майнеке исправляет: «ради желудка», Тукке: «ради любовных дел].

[25]


Стобей Флор. IV 37, 21. На вопрос, благодаря какому образу жизни он достиг глубокой старости, Горгий сказал: «вследствие того, что я никогда ничего для удовольствия не ел и не делал».

 

12. Цицерон, «Катон» 5,13.

Учитель его (Исократа) леонтинец Горгнй прожил 107 лет и никогда не делал перерывов в своих занятиях наукой и в своей работе. Когда его спрашивали, почему ему хочется так долго жить, он отвечал: «Потому что мне не в чем упрекать старость».

 

13. Плиний «Естественная история». VII. 156.

Нет никакого сомнения, что сицилиец Горгий прожил 108 лет.

(Лукиан) Макробии 23. Из ораторов Горгий, которого некоторые называют софистом, прожил 108 лет. Он скончался вследствие воздержания от пищи. Говорят, что на вопрос о причине (достижения им) глубокой старости и сохранения в неповрежденном состоянии всех умственных способностей, он сказал, что (это) вследствие того, что он никогда не принимал участия в пирушках. Цензорин 15,3. Передают, что также абдеритянин Демокрит и оратор Исократ достигли почти того же возраста, как леонтинец Горгий который, как известно, из всех древних дожил до наиболее глубокой старости и имел свыше 108 лет.

 

14. Квинтилиан III 1,8 след.

Древнейшие писатели по теории искусств - сицилийцы Коракс и Тисий, за ними следовал уроженец того же острова Горгий Леонтинский, ученик, как передают, Эмпедокла. Вследствие весьма продолжительной жизни (а именно, он прожил 109 лет) Горгий пользовался славой одновременно со многими (лицами) и поэтому он являлся соперником и тех, о которых я выше сказал, и пережил Сократа.

 

15. Элиан «Пестрая история» 11.

Горгий Леонтинский, будучи, у предела жизни и находясь (уже) в преклонном возрасте, сильно захворал какой-то болезнью и лежал, погружаясь слегка в сон. Когда же кто-то из близких пришел навестить его и спросил, что он делает, Горгий отвечал: «Сон уже начинает передавать меня своему брату».

 

15а. Атеней XI 505 Д.

Передают, что Горгий, прочитав носящий его имя диалог, сказал своим друзьям: «Ну и мастер же Платон зубоскалить».

 

16. Квинтилиан Инст. 111, 1,13.

За ними последовали многие (другие), но самым славным из слушателей Горгия был Исократ. Хотя насчет того, кто был наставником Исократа, у писателей нет единогласия, однако, мы верим Аристотелю. Ср. А 12.

 

17. (Плутарх) «Жизнеописание десяти ораторов» р. 838 Д.

(Надгробный памятник Исократа но описанию Гелиодора Периегета). Возле него находилась плита, на которой были (изображены) поэты и его учителя, в том числе и Горгий, устремивший свой взор на звездную сферу и рядом с ним стоящий Исократ.

 

18. Исократ 15, 155 след.

Составивший себе весьма крупное состояние леонтинец Горгий жил в Фессалии в то время, когда (эта страна) экономически наиболее процветала во (всей) Греции. (Там) он прожил наибольшую часть своей жизни и (там) был занят этим своим обогащением (156). Впрочем, он не имел постоянного местопребывания ни в одном городе, не делал трат на общественные дела и не должен был платить налогов и, кроме того, он не был женат и не имел детей, но был свободен и от этой общественной повинности, которая является самой длительной и требующей наибольших издержек. Настолько пре–

[26]


 

взойдя (всех) остальных в отношении накопления богатств, он оставил после себя одних только статеров (золотых монет) тысячу.

 

19. Платон «Менон» 70 А В.

Менон! Раньше фессалийцы славились среди греков и служили предметом их восхищения за искусство в верховой езде и богатство, а теперь, как мне кажется, они славятся и мудростью; ныне граждане Лариссы нисколько не хуже твоего приятеля Аристиппа. Этим вы обязаны Горгию. И в самом деле, прибыв н ваш город, он завербовал в любители мудрости самых первых (по знатности лиц) из дома Алевадов, к которому принадлежит твой друг Аристипп, а также из прочих фессалийцев. Он-то и привил вам эту привычку самоуверенно с треском отвечать, какой бы вопрос кто бы ни задал, как подобает знающим. Так и сам он предлагал каждому желающему из греков задавать какие угодно вопросы и никому не отказывал в ответе.

 

Аристотель «Политика» III 2 1275 в 26.

(Определение права гражданства). Горгий Леонтинский. с одной стороны, может быть, не зная (как определить), с другой стороны, иронизируя, сказал, что подобно тому как чаны суть дело рук изготовляющих их мастеров, так и ларисяне - дело рук демиургов [Демиурги - должностные лица в Лариссе, имевшие право давать право гражданства]. Ибо существует такая профессия - делатели ларисc [Лариссы - особый вид котлов. Делатель котлов здесь ставится рядом с делателями чанов, и благодаря игре слов ларисские демиурги представляются делателями котлов. Нам кажется натяжкой тот смысл, который дает последней фразе С. Жебелев в своем переводе: «Дело в том, что среди этих последних (демиургов Лариссы) некоторые занимались изготовлением ларис». Ридгеуэй вовсе вычеркивает эту фразу Здесь уместно привести следующие исторические данные. В 404 г. город Лариссу в Фессалии постигла катастрофа. Войска его были разбиты Лнкофроном и затем были завербованы Аристиппом (вероятно, который упоминается в диалоге Платона), и приведены к Киру Меноном].

 

20. Платон «Горгий» 447 С.

Я хочу узнать у него, какова сила его искусства и что собой представляет то, о чем он объявляет и чему учит. (Всякую) же другую тему пусть он, как ты говоришь, отложит на другой раз. - Всего лучше спросить его об этом, Сократ. Ведь и для него самого это было одним из предметов его похвальбы. В самом деле, нынче же он предлагал всем, бывшим в доме, спрашивать его о чем кому угодно, и вызывался отвечать на все вопросы. 449 С. (Горгий говорит). Опять же и это является одним из тех (моих достоинств), о которых я говорю, (а именно), что о том же самом (предмете) никто не сможет сказать короче, чем я. - Это-то (сейчас) и нужно, Горгий. Покажи мне себя в этом - в уменьи говорить кратко: что же касается уменья говорить пространно, то (это отложим) до другого раза.

 

21. Платон «Менон» 95 С.

Я люблю Горгия, Сократ, больше всего за то, что от него никогда не услышишь подобного обещания (т. е. обещания быть учителем добродетели); напротив, он и над другими смеется, когда слышит (такого рода) обещания. Но, но его мнению. можно и должно учить прекрасно говорить («сделать мастерами слова»).

 

22. Платон «Горгий» 456 В.

Много раз случилось мне (Горгию) с братом (врачем Геродиком см. А 2 а) и другими врачами навещать какого-нибудь больного, который либо не хотел пить лекарства, либо не позволял врачу делать операцию или прижигание. В то время, как врач не мог убедить (больного), мне это удавалось при помощи не другого (какого-либо) искусства, а (именно) реторики.

[27]


23. Аристотель «Реторика» III. 3.1406 в 14

[Речь касается греческого мифа о превращении дочери афинского царя Пандиона Прокны в ласточку]. Обращение Горгия к ласточке, (сказанное им), когда она, пролетая, испустила на него нечистоту, всего более подходило бы для трагических (метафор), а именно он сказал: «Стыдно, Филомела!». Ибо (такой поступок) для совершившей его птицы не позорен, а для девушки постыден. Итак, его упрек был уместен в отношении того, чем она была раньше, но не относительно ее настоящего состояния.

 

24. Филострат. Жизнь софистов. I введение.

Горгий, осмеивавший Продика за то, что тог повторял старое и много раз сказанное, пользовался (всяким) удобным случаем (для этого). И у него (самого) не было недостатка в недоброжелателях. Так, был в Афинах некто Хайрефон. Этот Хайрефон, желая задеть важность Г оргия, оказал: «Почему, Горгий, бобы вздувают желудок, а огня не вздувают?» Тот же, нисколько не смутившись (заданным) вопросом, ответил: «Этот вопрос я предоставляю тебе самому обдумать, я же давно знаю, что для таких (как ты) земля производит зонтичные растения» [Из которых обычно делали палки и трости]

 

25. Платон «Федр» р. 267 А (см. выше 24 А 26).

 

Цицерон Брут 12, 47. Общие места (см. 74 В 6);

то же самое сделал Горгий, когда о каждой вещи в отдельности сочинил и похвалы и порицания, так как он полагал, что особенно характерно для оратора умение возвеличивать (любую) вещь похвалою и опять ее же ниспровергать порицанием.

 

26. Платон «Филеб» 58 А.

Я слышал часто, как Горгий (утверждал, что искусство убеждать (людей) много выше всех искусств, так как оно делает всех своими рабами по доброй воле, а не по принуждению.

 

Цицерон «Об изобр.» 5,2.

Горгий Леонтинский, один из древнейших ораторов, полагал, что оратор может говорить о всех вещах самым лучшим образом.

 

27. Платон «Горгий» 450 В. (Горгий говорит).

Вся наука прочих искусств касается, так сказать, работы рук и тому подобных занятий, искусство же реторики вовсе не есть такое «рукоделие» [«ремесло»], но вся (относящаяся к ней) деятельность и «исполнение» совершается посредством речей. Поэтому, определяя реторику как искусство о речах, я говорю правильно. Так я утверждаю.

 

Олимпиодор к этому месту р. 131.

Знатоки стилисты считают неупотребительными два (употребленных здесь) выражения: «рукоделие» и «исполнение». Ибо на самом деле так не говорят. Итак, мы говорим, что, так как говорящим (лицом в диалоге) является Горгий, то он (Платон) высказывает от его имени (эти) выражения, которые являются местными (особенностями языка). Дело в том, что Горгий был леонтинец.

 

28. Платон «Горгий» 453 А.

Поскольку я понимаю, ты, Горгий, говоришь, что реторика есть «творец убеждения» и что все ее дело и ее сущность сводится к этому. 455 А. Итак, как видно, реторика есть творец убеждения, представляющего собой предмет (простой) веры, а не предмет науки, обучающей тому, что справедливо и что несправедливо".

[28]


29. Аристотель «Реторика»

III. 1. 1404 a 24. А так как поэты, говоря об обыденных (вещах), казалось, приобрели себе такую (т. е. которой они теперь пользуются) славу благодаря (особенному) способу выражения, то вследствие этого (и в ораторском искусстве) сперва появился поэтический стиль, как, например, язык Горгия. Да и теперь еще многие из необразованных (людей) думают, что такие (ораторы) говорят прекраснейшим образом.

Сириан на Гермогена I 11, 20.

Горгий перенес в политические речи поэтический способ выражения, считая, что оратор не должен быть подобен простым людям. Лисий же наоборот и т. д.

30. Цицерон Орат. 12, 39.

Говорит, впервые стал трактовать о них (об антитезах, парисосах и т. д.) Трасимах Халкедонский и Горгий Леонтинский, затем Феодор Византийский и многие другие, которых Сократ в «Федре» называет» «Дедалами речей» (художниками слова) Ср. 74 А 26.

31. Цицерон Орат. 49,165.

Мы слышали, что в исследовании этой стройности (речи) первым был Горгий.

32. Цицерон Орат. 52,175 (Такт).

Первым изобретателем был Трасимах, все сочинении которого являются даже чересчур подчиненными мере. Ибо присоединение равного к равному и сходные окончания, я также отнесение противоположного к противоположному, (все эти приемы), которые сами собою, хотя бы ты (сознательно) этого не старался делать, производят почти всегда мерное падение речи, впервые изобрел Горгий, но ими он пользовался слишком неумеренно. 176. Горгий же имел слишком сильную страсть к этому роду (ораторских украшений) и чрезмерно злоупотреблял этими «забавами» (ибо так он сам их расценивает). Правда, когда Исократ в юности слышал Горгия, бывшего тогда, уже стариком, последний пользовался (выше указанными приемами) уже более умеренно.

Дионисий Ис. 19.

Принимая во внимание, что никто не был лучше Исократа в отношении) поэтических прикрас, высокого парения и торжественности речи, я намеренно упустил тех, которые, как мне известно, имели меньший успех в этих видах (речей). При этом я принимал в соображение, что Горгий Леонтинский сходит со старого пути и бывает часто ребяческим.

33. Атеней V 220 Д.

Его (Антисфена) диалог «Политик» заключает в себе краткое обозрение всех афинских демагогов, а (диалог) «Архелай» (упоминает) оратора Горгия.

34. Климент Стром. VI. 26.

Мелесагора обворовали ученые Горгий Леонтинский и Эвдем Наксоский и после них Бион с (острова) Прохоннеса.

В. ФРАГМЕНТЫ

«О несуществующем» или «О природе» Горгия

I. Исократ 10,3.

В самом деле, разве кто-нибудь мог бы превзойти Горгия, дерзнувшего говорить, что ничто из существующего не существует, или Зенона, пытавшегося доказывать, что одно и то же воз можно и, наоборот, невозможно? 15, 268. Учения древних софистов, из которых один сказал, что бытие по количеству бесконечно… Парменид

[29]


и Мелисс (что бытие) едино, Горгий же (что) совершенно нет никакого бытия.

2. Олимпиодор к Горгию р. 112 (см. А 10).

Подлинно Горгий написал весьма искусное сочинение: «О природе» в 84 олимпиаду (444/441).

3. Секст «Против математиков» VII 65 след.

Из той же самой группы (философов) Горгий Леонтинский предводительствовал отрядом отрицавших критерий (истины) на основании иных соображений, чем (какие были) у Протагора и его последователей. А именно, в сочинении, носящем заглавие «О несуществующем, или о природе», он устанавливает три главных положения, непосредственно следующих одно за другим. Одно (положение)-именно первое-(гласит), что ничто не существует; второе-что, если (что-либо) и существует, то оно непознаваемо для человека; третье-что, если оно и познаваемо, то все же, по крайней мере, оно непередаваемо и необъяснимо для ближнего.

(66)

О том, что ничто не существует, он рассуждает следующим образом. Ведь если (что-нибудь) существует, то оно есть или бытие, или небытие, или и бытие и небытие (то и другие вместе). Ни не существует ни бытие, как он (далее) будет доказывать, ни небытие, как он будет убеждать, ни бытие с небытием, как он будет учить. Итак, ничто не. существует.

(67)

И в самом деле, небытие не существует. Ибо если небытие существует, то оно будет вместе существовать и не существовать. Ведь поскольку оно мыслится несуществующим, оно не будет существовать. но поскольку небытие есть, оно, наоборот, будет существовать. Но совершенно бессмысленно, чтобы что-нибудь вместе существовало н не существовало. Итак, небытие не существует. И, кроме того, если небытие существует, то бытие не существует. Ибо они противоположны друг другу, и если небытию случилось быть, то бытию придется не быть. Но бытие, конечно, существует, (поэтому) небытие не будет существовать.

(68)

И однако, бытие также не существует. Ибо если бытие, существует, то оно или вечно, или возникло, или вечно и вместе возникло (и то и другое). Но оно, как мы (далее) покажем, ни вечно, ни возникло, и ни то, ни другое вместе. Следовательно, бытие не существует. Ибо если бытие вечно (ведь должно начать с этого), то оно не имеет никакого начала.

(69)

В самом деле, все возникающее имеет какое-либо начало, вечное же, существуя невозникшим, не имело начала. Не имея же начала, оно бесконечно. Если же оно бесконечно, то оно-нигде. Ибо если оно где-нибудь, то то, в чем оно есть, отлично от него н таким образом бытие, поскольку оно чем-то объемлется, не будет более бесконечным. В самом деле, объемлющее больше объемлемого, бесконечного же ничто не (может быть) больше; следовательно, бесконечное не находится нигде.

(70)

Однако, оно не содержится и в самом себе. Ибо (в этом случае) тождественным будет то, в чем (что-нибудь), и то, что в самом себе, и бытие станет двумя (сущностями): местом и телом. А именно, то, в чем (что-нибудь), есть место, а то, что в самом себе, есть тело. Не это бессмыслица (чтобы место и тело были тождественны). Итак, бытие не находится и в самом себе. Таким образом если бытие вечно, оно бесконечно; если же бесконечно, то оно-нигде; если же нигде, то не существует. Следовательно, если бытие вечно, то оно совершенно не существует.

(71)

Но и в том случае, если бытие возникло, оно не может существовать. Ведь если оно возникло, то оно возникло или из бытия

[30]


или из небытия. Но из бытия оно не возникли. Ибо если бытие существует, то оно не возникло, но уже существует. И из небытия (оно также не могло возникнуть). Ибо небытие нe может ничего породить вследствие того, что то, что способно производить что-либо, необходимо должно быть причастным какому-нибудь бытию. Следовательно, бытие также и не возникло.

(72)

На тех же самых основаниях (бытие не есть) и, то и другое вместе, (т. е.) вечное и вместе возникшее. Ибо эти (предикаты) уничтожают друг друга, и если бытие вечно, то оно не возникло, и если возникло, то не вечно. Следовательно, если бытие ни вечно, ни возникло, ни то и другое вместе, то бытие существовать не может

(73)

И сверх того, если оно существует, то оно есть или единое или многое. Но, как будет (далее) доказано, оно не есть ни единое, ни многое. Следовательно, бытие не существует. Ибо если оно единое, то оно есть либо количество, либо непрерывность, либо величина, либо тело. Но чем бы из (всего) этого оно ни было, оно не есть единое. Но, будучи каким-либо количеством, оно будет делиться (на части); будучи же непрерывным, оно будет рассекаться (на отдельные части). Подобным же образом и то, что мыслится как величина, не будет неделимым. Будучи же телом, оно будет трехмерным. А именно, оно будет иметь длину, ширину и глубину. Но нелепо утверждать, что бытие не состоит из этих (вещей). Следовательно, бытие не есть единое.

(74)

Но оно не есть и многое. Ибо если оно не есть единое, то оно не есть и многое. В самом деле, множество есть соединение отдельных единиц; поэтому с уничтожением единого уничтожается вместе и многое. Отсюда очевидно, что и бытие не существует, и небытие не существует.

(75)

Легко доказать, что то и другое вместе, (т. е.) бытие с не бытием, (тоже) не существуют. Ибо если небытие существует и бытие существует, то небытие будет тождественно о бытием, поскольку это касается существования. И поэтому и первое и второе из них не существует. Действительно, что небытие не существует, это бесспорно. Но было доказано, что бытие тождественно с ним. И оно, следовательно, не будет существовать.

(76)

Но если бытие тождественно с небытием, то оба они вместе не могут существовать. Ибо если то и другое сосуществуют, то они не одно и то же; и если (и то и другое) одно и то же, то (нельзя сказать, что существуют) они оба вместе. Отсюда следует, что ничего не существует. Ибо если ни бытие не существует, ни небытие, ни оба они вместе, а помимо их ничего (нельзя) мыслить, то не существует ничего.

(77)

Но даже если бы что-нибудь и существовало, оно было бы для человека неизвестным и непознаваемым, (как это) сейчас должно быть доказано. А именно, если то, что мыслится, говорит Горгий, не есть (тем самым) существующее, то бытие не есть то, что мыслится. Это логически правильно. Ибо подобно тому, как если бы (предметы), которые мыслятся, были бы белыми, то отсюда вытекало бы, что белое есть то, что мыслится, точно так же если бывает, что то, что мыслится, не существует, то отсюда с необходимостью вытекает, что существующее не есть то, что мыслится. (78) Именно поэтому здравомысленно и логически последовательно утверждение: «Если то, что мыслится, не есть существующее, то бытие не есть то, что мыслится». Между тем то, что мыслится, (это следует заранее отметить) не есть существующее, как мы докажем.

[31]


Следовательно, бытие не есть то, что мыслится. И действительно, то, что мыслимое не есть существующее, это очевидно.

(79)

Ибо если мыслимое есть существующее, то все мыслимое существует, где бы кто что ни помыслил. Это совершенно противоречит здравому смыслу. Ведь если кто-нибудь мыслит человека летающим или колесницы едущими по морю, то отнюдь (это не значит, что и на самом деле) в тот час человек летит или колесницы едут по морю. Таким образом мыслимое не есть сущее.

(80)

Сверх того, если мыслимое есть сущее, то небытие не может мыслиться. Ибо противоположным (вещам) присущи противоположные (свойства), а небытие противоположно бытию. И поэтому во всех отношениях если бытию свойственно мыслиться, то небытию будет свойственно не мыслиться. И это нелепость. Ведь Сцилла и Химера и многие из несуществующих (вещей) мыслятся. Следовательно, бытие не есть то, что мыслится.

(81)

И подобно тому как те (вещи), которые видятся, называются видимыми вследствие того, что их видят, и то, что слышится, называется слышимым, потому что его слышат, и мы не отбрасываем видимое за то, что оно не слышится, и не пренебрегаем слышимым за то, что оно не видится (ибо о каждом из них должно судить по его собственному ощущению, а не по чужому), точно также и мыслимое будет существовать и в том случае, если оно не видится зрением и не слышится слухом, потому что его надо брать с точки зрения его собственного критерия.

(82)

Итак, если кто-нибудь мыслит, что колесницы едут по морю и не видит их, то он, (все же) должен верить, что существуют колесницы, едущие по морю. А это нелепость. Следовательно бытие не есть то, что мыслится и понимается.

(83)

Но даже если бы оно понималось, его нельзя было бы пере дать другому. Ибо если существующие (вещи), которые представляют собой внешние субстраты, видимы, слышимы и вообще ощущаемы, (причем) из них видимые (вещи) схватываются зрением, слышимые слухом и не наоборот, то каким образом эти (вещи) могут сообщать ся другому?

(84)

Ведь то, посредством чего мы сообщаем, есть слово, слово же не есть субстрат и бытие. Следовательно, мы сообщаем ближним не то, что существует, но слово, которое отлично от субстратов. Итак, подобно тому, как видимое не может стать слышимым и, наоборот, точно также обстоит дело и с нашим словом, так как бытие лежит вне нас.

(85)

Не будучи же сущим, слово (в своем значении) не может быть, показано другому. И в самом деле, говорит он, слово (его смысл) об разуется от доходящих к нам внешних вещей, т. е. от ощущаемых (вещей). Ибо от попадания (в наш орган вкуса) вкусового вещества возникает у нас слово, произносимое для обозначения этого качества, а от знакомства с цветом-слово для обозначения цвета. Если же это так, что слово не представляет (не отражает) внешнюю вещь, то внешняя вещь открывает (смысл обозначающего его слова).

(86)

И в самом деле, нельзя говорить, что как видимые и слышимые (вещи) суть субстраты, так и слово, так что из его субстрата и бытия могут быть открываемы субстрат и бытие (обозначаемой им вещи). Ибо даже если слово и есть субстрат, но (и тогда) оно отличается от субстратов прочих и (в частности) весьма сильно отличаются видимые тела от слов. Ведь посредством иного органа познается видимое, и

[32]


посредством другого-слово. Следовательно, слово не открывает многих субстратов, подобно тому как и те не раскрывают природы друг друга.

(87)

Итак, на основании таких апорий (неразрешимых трудностей) у Горгия уничтожается критерий истины, поскольку это зависит от разрешения этих самых апорий. А именно, так как по природе своей ничто не существует, не может познаваться, и не может быть передаваемо другому, то не может быть никакого критерия (истины).

Подобное же извлечение из Горгия находится в сочинении псевдо-Аристотеля: «О Мелиссе, Ксенофане и Горгии» 5.6.979 .а 11-980 в 21. Сам Аристотель написал монографию «Против Горгия» одна книга (Диоген V 25).

4. Платон «Менон» 76 А след.

(Менон и Сократ)-Ты назойлив, Менон. Старому человеку ты предлагаешь отвечать на вопросы, а сам не хочешь припомнить и сказать, что говорил когда-то Горгий о том, что такое добродетель…

Итак, хочешь я отвечу тебе по Горгию, чтобы тебе легче всего было бы уловить смысл?-Хочу. Почему же нет?

Итак, не говорите ли вы (Менон и Горгий) о каких-то истечениях от существующих (вещей), следуя Эмпедоклу?—Точно так.—И о порах, в которые и через которые истечения проходят?—Именно так. И что из истечений одни соответствуют некоторым порам, другие же меньше или больше их?—Так. И зрением ты что-то называешь?—Да.—Ну так из этого «уразумей, что я тебе говорю», как сказал Пиндар. «Цвет

есть истечение от тел, соответствующее зрению и им воспринимаемое».—По моему мнению Сократ, это-наилучший ответ.—Может быть (ответ так понравился тебе) оттого, что он соответствует привычному тебе образу мыслей. И, кроме того, как я думаю, ты надеешься, что сможешь из него вывести, что такое голос, что такое обоняние и многое другое из подобных (вещей).—Без сомнения.—А ведь это, Менон, ответ трагический. Ср. Гален «Об элементах по Гиппократу». д. Дело в том, что все сочинения древних носят заглавие «О природе»; таковы сочинения Мелисса, Парменида, Эмпедокла, Алкмеона, Горгия, Продика и всех остальных.

5. Теофраст «Об огне». 73 р 20.

Что они возжигают свет от солнца отражением (лучей его) от гладких (поверхностей) причем присоединяют к этому трут, а от огня не зажигают, причиной (этого является) то, что (свет солнца) состоит из таких частиц, а также то, что беспрерывно (текущий свет) бывает более отражаемым, а тот (свет) не может (отражаться) вследствие несходства. Таким образом первый вследствие скопления (своих частиц) к тонкости (их) проникает в трут и может зажигать его, а второй, не обладая ни тем ни другим (свойством), не может (делать этого). Воспламенение же происходит от прозрачного камня, меди и серебра, обработанных определенным образом, а не вследствие того (это бывает), что огонь уходит через поры, как говорит Горгий [Данный фрагмент Горгия у В. Нестле дается в следующем виде: «Посредством солнечных лучей через преломление в зеркале можно зажечь свет, так как огонь насквозь проходит через его поры»] и как думают также некоторые другие.

[33]


Надгробное слово Ср. А 1 и В 27.

5а. Афанасий Александрийский, 142.

Третье-же ораторское искусство вызывающее (своими) шутками рукоплескание молодежи и допускающее бесстыдную лесть. Этим искусством занимались Трасимах и Горгий со своими последователями, (развивая свою деятельность) в обработке слога и в построении ошибочных доказательств. Они сильно злоупотребляли парисосом и не умели применять эту (реторическую) фигуру, где следует. В рассуждении же и в способе выражения и многие другие (из них) были (поверхностными) и в особенности сам Горгий бы в высшей степени легкомысленным. Так, он в своем «Надгробном слове», не будучи в состоянии по требованию стиля сказать (просто): «коршуны» употребил выражение: «живые могилы». В рассуждении же он сбивается с надлежащего пути, как свидетельствует и Исократ, который говорит следующим образом (далее следует фрагмент В I). (Лонгин) «О возвышенном» 3,2. Так осмеиваются выражения Горгия Леонтинского, пишущего: «Ксеркс, Зевс персов» и «Коршуны, одушевленные могилы».

5в. Филострат «Жизнь софистов» I, 9, 5 (А 1).

«Триумфы над варварами заслуживают хвалебных песен, триумфы над греками-плачевных песен.»

6. Плануд к Гермогену V 548.

Пресвитер Дионисий (старший) во второй книге: «О характерах» говорит о Горгии следующее: «Итак, я не нашел его судебных речей, попались же мне немногие его политические речи и некоторые (его сочинения) по (ораторскому) искусству, а также более многочисленные торжественные речи. Что же касается формы изложения его речей, то характер их следующий (приводим отрывок, в котором он прославляет отличившихся в сражениях афинян): «В самом деле каких качеств, которые должны быть присущи мужам, у этих мужей не было, и какие качества, которых не должно быть, у них были? Да смогу я, сказать то, что желаю, да смогу желать то, что должно, скрывшись от божьего гнева и избегнув человеческой зависти! А именно, они обладали божественной доблестью, человеческой же у них была их смертность, Часто они предпочитали мягкую справедливость жесткому праву, часто также правоту сущности дел (ставили выше) буквы закона, признавая, что самый божественный и самый всеобщий закон заключается в том, чтобы то, что. должно в должное время говорить и (когда должно) молчать, (то, что должно, в должное время) делать и (когда должно) не делать. Более всего из того, что нужно, они упражнялись в двух (вещах): в умственной силе и в телесной силе, первую (приобретая) путем участия в совете, вторую же вырабатывая (в себе), выступая на помощь тем, кто несправедливо терпит несчастие, и карая тех, кто незаслуженно пользуется счастием, будучи непреклонны в отношении того, что касается (общего) блага, ревниво оберегая добрые нравы, рассудительностью ума одерживая неразумие телесной силы, надменные в отношении к надменным, скромные в отношении к скромным, бесстрашные в отношении к бесстрашным, страшные в страшных (боях).

В качестве свидетельств (всего) этого, они воздвигли памятники побед над врагами, (служащие) богатыми дарами для Зевса и знаками памяти для самих себя. Не были чужды им ни врожденный воинственный пыл, ни справедливая любовь, ни вооруженная борьба, ни мир, являющийся другом всего прекрасного и хорошего.

[34]


Они относились к богам с благоговением в силу своей праведности, были почтительны в отношении к родителям вследствие уважения (к ним), были справедливы по отношению к своим согражданам в силу (присущего им) чувства равенства, были преданы своим друзьям вследствие своей верности. Поэтому хотя они и умерли, любовь к ним не умерла, но бессмертно живет в смертных телах (любовь) к ним, (более) не живущим.

Олимпийская речь

[По мнению Виламовица, она была сказана в 408 г.]. Ср. А 1 7. Аристотель «Реторика» III 14. 1414 в 29. Предисловия эпидейкти-ческих речей состоят из похвалы или порицания, как, например, у Горгия в его «Олимпийской речи»: «Достойные быть почитаемыми народной массой, о мужи эллины», А именно, (здесь) он восхваляет тех, кто установил народные празднества.

S. Климент Стром. I. 51.

Состязание требует от нас, по мнению Горгия Леонтинского, двух добродетелей: смелости и мудрости. Дело смелости-переносить опасность, дело же мудрости-знать, (какой сделать) шаг. В самом деле слово глашатая на Олимпийских играх приглашает (выступить каждого) желающего, но увенчивает наградой (только) сильного.

8а.

Плутарх «Наставления о супружеской жизни» 43 р. 144. В. С. Когда оратор Горгий произнес перед эллинами н Олимпии речь об единомыслии, (выступил) Мелантий… Он, сказал Мелантий, учит нас единомыслию, между тем как у себя дома он не научил жить в согласии самого себя, свою жену и служанку, хотя их (всего только) три человека. Дело в том, что кажется, была у Горгия любовь к служанке и жена ревновала.

«Пифийская речь»

9. Филострат 1 9,4 см. выше А 1 «Хвалебная речь к элейцам».

10. Аристотель «Реторика» III 14 1416 а 1.

А именно такова «Хвалебная речь к элейцам» Горгия. Здесь он без всяких предварительных подходов и вступлений прямо начинает: «Элея, счастливый город».

«Похвала Елене» Горгия

11 [Речь Горгия, приводимая здесь (В 11) точно так же, как и следующая речь его (В 11а), дошла до нас в искаженной и полной пробелов передаче, причем пострадал и диалект (ионизмы Горгия местами изменены). Время написания «Елены«414 г.].

Украшение городу-храбрость его, мужей, телу же красота, душе мудрость, делу добродетель, слову истина. Противоположность же (всему) этому беспорядочность. И мужа и жену, и слово и дело, и город и занятие, если они достойны похвалы, следует чтить похвалою, недостойных же (должно) порицать. Ибо в одинаковой мере ошибочно и неразумно как порицать заслуживающее похвалы, так и хвалить достойное порицания.

(2)

Дело одного и того же мужа-и сказать правильно то, что должно, и опровергнуть (то, что говорится неправильно). (Итак, должно опровергнуть тех), которые порицают Елену, женщину относительно которой у всех поэтов было согласие и единодушное мнение. (Таково же было) убеждение (всех), слышавших (ее историю), к (такое) значение (приобрело) ее имя, которое стало (символом, служащим) памятью о несчастиях [Имя Етсна стала обозначать Троянскую войну]. Я же хочу, приведя в своей речи

[35]


некоторые мысли, оправдать (Елену), пользующуюся дурной славой, от (возводимого на нее) обвинения, доказать, что порицающие (ее) лгут; выявив истину, я хочу заставить невежество замолчать.

(3)

Итак, что по своей природе и происхождению жена, о которой' идет эта речь, знатнее знатнейших мужей и жен, это вполне очевидно для весьма многих. А именно, очевидно, что (она родилась) от матери Леды, от отца же (либо от одного), бывшего богом, (либо от другого), называвшегося смертным, от Тиндерея и Зевса, из которых один признавался (ее отцом) вследствие того, что (действительно) был таковым, другой же благодаря молве ошибочно считался (ее отцом), и был один из них самым лучшим из мужей, другой же – царем над всеми

(4)

Происходя от таковых (родителей), она имела богоравную красоту и, обладая такой (красотой), она не скрывала её. (И естественно), она у весьма многих возбудила сильную любовную страсть (к себе). Одним (своим) телом она собрала (вокруг себя) множество мужей, гордившихся своими преимуществами, из коих одни имели большие богатства, другие же – славу древнего благородного (происхождения), третьи-телесную силу и ловкость, четвертые-способность врожденной мудрости. И все они от соперничества в любви дошли до неукротимого соревнования.

(5)

Кто (из них) и почему и каким образом удовлетворил свою любовную страсть, овладев Еленою, этого я не стану рассказывать. Ибо говорить знающим то, что они знают, правда, (значит) находить себе слушателей, которых не приходится убеждать, но удовольствия (это им) не доставляет. Сейчас я не стану останавливаться в своей речи на том, что происходило в то время, приступлю же к началу предстоящей речи и покажу причины, в силу которых становится понятным отплытие Елены в Трою.

(6)

Елена сделала то, что она сделала, либо по воле судьбы, по решению богов и в силу роковой необходимости, либо (она сделала это), будучи насильственно похищена, либо соблазненная речами, или плененная любовью. Итак, если (она сделала это) вследствие первой причины, то вина падает на виновника (божество). Ибо человеческими мероприятиями нельзя помешать желанию бога. Ведь таков закон природы, что более сильное не может быть удержано более слабым, но более слабое подчиняется более сильному и им управляется, и более сильное руководит, более же слабое следует за ним. Бог же могущественнее человека и силой и мудростью и (всем) прочим. Итак, если причину должно отнести на счет судьбы и бога, то с Елены следует снять бесславие.

(7)

Если же насильственно она была похищена, противозаконно изнасилована и несправедливо обесчещена, то ясно, что неправое дело совершил тот, кто похитил ее, так как он ее обесчестил, она же, похищенная, поскольку она была обесчещена, потерпела несчастие. Итак, варвар, совершивший варварский и по разуму и по закону и по делу поступок, заслуживает по разуму осуждения, по закону бесчестия, по делу же наказания. Изнасилованная же и лишенная родины и друзей (женщина) разве по справедливости не должна вызывать к себе скорее жалость, чем стать жертвой злословия? Ибо тот совершил ужасное (преступление), она же претерпела (бедствие). Следовательно справедливо ее пожалеть, а его возненавидеть.

(8)

Если же (причиной поступка Елены было) слово, убедившее и соблазнившее душу ее, то и в этом случае ей не трудно защищаться и оправдаться от обвинения следующим образом. Слово есть великий властелин, который, обладая весьма малым и совершенно незаметным

[36]


телом, совершает чудеснейшие дела. Ибо оно может и страх изгнать, и печаль уничтожить, и радость вселить, и сострадание пробудить. Каким же образом это происходит, я покажу (далее).

(9)

Следует это показать слушателям и при помощи воображения. Я считаю и называю всю поэзию в целом речью, обладающей размером. Теми, кто слушает ее, овладевают то трепет ужаса, то слезы сострадания, то печаль тоски, и по поводу счастия и несчастия чужих дел и тел душа через посредство речей испытывает некоторое собственное чувствование. Ну (теперь) перейду от одного к другому слову.

(10)

Боговдохновенные песни через посредство (заключающихся в них) слов. приводят (людей) в (состояние) удовольствия и уничтожают печаль. Связанная же с воображением души сила песни очаровала, убедила и изменила ее своим волшебством. Изобретены же два искусства волшебства и магии, которые (оба) суть заблуждения души и обманы воображения.

(11)

Сколь многие сколь многих о сколь многом и (в, прошлом) убелили и (ныне) убеждают, сочиняя ложную речь. .Ибо если бы все обо всем (все знали, а именно) имели память о прошедшем, понятие о на-, стоящем и предвидение будущего, то речь не была бы так подобной (той речи, какая бывает у тех), кто ныне не в состоянии ни понимать прошедшее, ни ориентироваться в настоящем, ни предсказывать буду шее. Таким образом весьма многие о весьма многом доставляют душе мнение, которое является (для нее) подателем совета (т. е. руководством к действию). Будучи обманчивым и шатким, мнение доставляет тем, кто им пользуется, обманчивые и шаткие успехи.

(12)

Тут текст дошел до нас в безнадежно испорченном виде. Бласс восстанавливает это место следующим образом: «Итак, что мешает признать, что и Елена пришла против своей воли, все равно, как если бы она была похищена силой. Ведь, хотя поступок по убеждению по своему названию противоположен необходимости, но силу имеет ту же самую». (Патон) предлагает читать: «Итак, какая причина мешает признать, что и Елена, слушая боговдохновенные речи, была как бы похищена силою военных песен. Ибо внушение влияло, своего же ума еще не было». Еще неудачнее восстанавливает это место Краузе. Приблизительный смысл этого места по Г. Дильсу: «Итак, какая причина мешает признать, что и Елена пришла под влиянием речей как бы не по своей воле, как если бы она была силою похищена насильниками. Ибо можно видеть, как побеждает дело убеждения, которое, хотя не имеет внешнего вида необходимости, но силу имеет ту же самую, что и необходимость»]. Ибо слово, убедившее душу, принудило ту, которую оно убедило, и повиноваться сказанному и согласиться с тем, что делалось. Итак, убедивший, как принудивший, несет на себе вину (за содеянное), убежденная же, как принужденная словом, без всякого основания пользуется дурною славою.

(13)

А что сила убеждения, которая присуща слову, и душу формирует, как хочет, это должно узнать, во-первых, из учений метеорологов [Астрономия и метеорология представляли у древних одно целое и вначале составляли часть философии], которое, противопоставляя мнение мнению, удаляя одно мнение и вселяя другое, достигли того, что невероятные и неизвестные вещи являются очам воображения. Во-вторых же, (этому можно научиться) из словесных состязаний в народных собраниях, в которых (бывает, что) одна речь, искусно составленная, но не соответствующая истине, (более всего) нравится народной массе и убеждает ее. В-третьих же, быстрота ума, с легкостью меняющая веру в (то или иное) мнение.

(14)

То же самое значение имеет сила слова в отношении к настроению души, какое сила лекарства относительно природы тел. Ибо подобно тому. как из лекарств одни изгоняют из тела одни соки, дру-

[37]


гие другое, и одни из них устраняют болезнь, а другие прекращают жизнь, точно так же и из речей одни печалят, другие радуют, третьи устрашают, четвертые ободряют, некоторые же отравляют и околдовывают душу, склоняя ее к чему-нибудь дурному.

(15)

Что она не совершила вины, но потерпела несчастие в том случае, если она была убеждена словом, (это нами уже) доказано. Четвертую же (возможную) причину я рассмотрю в четвертом доказательстве. А именно, если эрос был тот, кто сделал все это, то она без труда оправдается от обвинения в (приписываемом ей) поступке. Ведь то, что мы видим, имеет не ту природу, какую мы желаем, (чтобы оно имело), но такую, какую кому выпало на долю иметь. Через посредство зрения душа оформляется и в своих устремлениях.

(16)

В самом деле, тотчас после того, как неприятели выставят для враждебных действий вражеский строй из меди и железа [Текст в этом месте испорчен. Перевод дается по общему смыслу контекста], (бывает, что) самый вид этого устрашает душу, так что часто обращаются в бегство от предстоящей опасности, как будто от настоящей, будучи потрясены (одним видом того, что грозит). Таким образом сильная привычка установленного закона уничтожается страхом, который (порождается) зрением, и благодаря последнему перестают обращать внимание и на то, что признается законом прекрасным поступком, и на благо, получаемое через победу.

(17)

Некоторые, увидев страшную опасность отказываются от своего настоящего намерения, имеющегося у них в настоящее время. Таким образом, страх погасил и изгнал у них рассудок. Многие же (от страха) впадают в напрасные труды, ужасные болезни и неисцелимое сумасшествие. Так зрение запечатлевает образы видимых вещей в рассудке. Причем (должно отметить), что многое страшное пропускается (нами) незамеченным, а то, что остается (что фиксируется вниманием) походит на то, о чем говорилось.

(18)

Опять же живописцы услаждают наше зрение, мастерски составляя из многих цветов и тел одно тело и одну форму. Работа скульпторов. состоящая в изготовлении статуй, доставляет глазам приятное зрелище.

Таким образом одни вещи по природе своей печалят (наше) зрение, другие же вызывают, (к себе) любовь. Многие же у многих вызывает любовь к многим вещам и телам и желание обладать ими.

(19)

Итак, если взор Елены, наслаждавшийся телом Александра, передал душе ее желание и ревность Эроса, то что в этом удивительного? Если Эрос, будучи богом, имеет божественную силу богов, то разве более слабое существо в состоянии отогнать и отразить его от себя? Если же любовь есть человеческий недуг .и заблуждение души, то не должно ее порицать как вину, но следует считать ее несчастием. Ибо когда она является, то является по прихоти случая, а не по решению ума, и по принуждению Эроса, а не по заранее намеченному плану искусства.

(20)

Итак, разве можно считать справедливым порицание Елены, которая сделала то, что она сделала, либо потому, что влюбилась. либо потому, что была убеждена словом, либо будучи похищена насильственно, либо в силу божественной необходимости (и таким образом не оказывается ли она) совершенно чистой от вины?

(21)

Я снял своей речью позор с женщины, я оставался верным закону, который я установил в начале речи, я постарался уничтожить несправедливость позора и невежественное мнение (о ней), моим же-

[38]


ланием было написать похвальное слово Елене, для меня же это было .легким развлечением.

Его же «Защита Паламедa» [ Эта речь Горгия написана до 411 г. Она написана стилем несколько иным, чем «Похвала Елене»]. 11а. Обвинение и защита состязаются не о смерти. Ибо природа явно осудила на смерть всех смертных в самый день их рождения. А вот относительно бесчестия и чести есть основание опасаться, надлежит ли мне, получив справедливую защиту, справедливо избежать (смерти) или же умереть насильственной смертью с величайшим позором и с (пятном) постыднейшей вины.

(2)

Из этих двух (возможностей) одна всецело находится в зашей власти, другая же в моей, (а именно) справедливость-в моей, насилие же-в вашей.

Ибо убить меня вы легко сможете, если захотите. В самом деле,, в вашей власти находятся и те (средства), ни одним (Из которых я не владею.

(3)

Итак, если (мой) обвинитель Одиссей или достоверно зная, что я (изменнически) продал Элладу или по каким-либо основаниям предполагая, что это так, обвинял бы (меня) вследствие любви к Элладе, то он был бы наилучшим мужем. Ибо разве не так, если он спасает отечество, родителей, всю Грецию и еще, сверх того, наказывает виновного? Но если вследствие зависти или интриги или коварства он сплел это обвинение, то, подобно тому, как в первом случае он был бы самым лучшим мужем, так в этом случае он был бы самым худшим мужем.

(4)

Говоря об этом, с чего я начну? Что скажу раньше всего? К. какой защите обращусь? Ведь ужасное обвинение внушает явный страх, от страха же необходимо происходит замешательство в речи, если только я не научусь чему-нибудь от самой истины и от необходимости данного момента, имея в лице их учителей более грозных, нежели изобретательных.

(5)

Я достоверно знаю, что меня обвиняет обвинитель, не знающий достоверно (того, в чем он обвиняет). Ибо я точно знаю о себе, что ничего такого я не сделал. И я не представляю, каким образом кто-нибудь мог бы знать о существовании того, чего никогда не было. Если же думающий, что это так обстоит, предъявил обвинение, то я докажу вам, что он говорит ложь, двумя способами. Ибо ни пожелавший не мог бы, ни могущий не пожелал бы предпринять такие дела.

(6)

Против этого обвинения я выступлю прежде всего (с доказательством), что я не в состоянии был это сделать. Ибо необходимо было, во-первых, какое-нибудь начало измены, началом же должно было бы быть слово. В самом деле, прежде чем должны совершаться дела, непременно их должны предварять олова. А каким образом могли бы быть слова, если не было какой-нибудь беседы? А каким образом могла бы произойти беседа, если бы ни он ко мне не пришел, ни я к нему, ни он ко мне не послал бы вестника, ни: от меня к нему не пришел вестник? Ведь и письменная весть не приходит (сама собой) без приносящего (ее лица).

(7)

Но, разумеется, это может совершиться (только) через посредство слова. Итак, я вступаю в беседу и он вступает в беседу, он со мной и я с ним (беседуем) каким-то образом. Кто с кем? Эллин с

[39]


варваром. Каким образом (каждый из нас) слушает и говорит? Наедине ли друг с другом? Но ведь мы не будем понимать друг друга, Но (в таком случае) с помощью переводчика? Итак, оказывается третий, (являющийся) свидетелем того, что должно быть скрываемо.

(8)

Но допустим и это, хотя (обычно) так не бывает. Однако, следовало после этих (речей) получить и дать ручательство (для скрепления договора). Итак, какое могло бы быть ручательство? Клятва ли? Но кто же мне, изменнику, стал бы верить? Заложники? Какие? Ну, например, я мог бы дать брата (ведь у меня не было никого другого, кого бы я мог бы дать в качестве заложника), а варвар кого-либо из своих сыновей. В самом деле, это было бы самым верным ручательством для меня от него и ему от меня. Если бы это так именно происходило, то (все) это было бы всем вам ясно.

(9)

Кто-нибудь скажет, что у нас залог давался деньгами: он давал, а я получал. Итак, за малую ли сумму денег (это делалось)? Однако, неправдоподобно, чтобы за большие услуги получать незначительные деньги. Так, значит, за большую сумму денег? В таком случае как была организована их доставка? Разве кто-нибудь один мог бы принести (большую сумму денег)? Или многие (приносили)? Не ведь если бы многие приносили, то было много свидетелей (нашего) замысла;, если, же (только.) один приносил, то принесенное им не могло быть значительным.

(10)

Принесли (деньги) днем или ночью? Но (ночью охраняют лагерь) многочисленные и сильные караулы, благодаря которым невозможно остаться не замеченным. А днем? Но свет является врагом подобных (дел). (Впрочем), пусть будет (так). (В таком случае возникает дальнейший вопрос): Я, выйдя (из палатки), принял (деньги), вошел (в мою палатку), И то и другие затруднительно. (Далее). Получив деньги, каким образом я скрыл их от своих домашних и от по сторонних? Куда я мог их положить? Каким образом я мог бы их беречь? Если бы я стал пользоваться ими, то это открылось бы, а если бы я ими не стал бы пользоваться, то какая польза была бы мне от них?

(11)

Однако, допустим, что было и то, чего не могло быть. Мы встретились, поговорили, выслушали (друг друга), я получил от них деньги, я получил их тайно, я спрятал их. Нужно было, надо полагать, начать делать то, ради чего это было сделано. Однако, это представляло еще больше затруднений, чем то, о чем говорилось выше. Ведь делая (это), я должен был делать либо сам (единолично), либо совместно о другим., Но (это) дело не одного (человека). Так, значит вместе с другими? С кем? Ясно, что с сообщниками. Со свободными (гражданами) или с рабами? (Только) о вами, со свободными гражданами, я нахожусь в товарищеских отношениях. Итак, кто из вас был (моим) соучастником? Пусть скажут. А чтобы я (взял себе в сообщники) рабов, (разве это не является совершенно немыслимым? Ведь рабы охотно выдают (своих господ), будучи побуждаемы к этому надеждой на получение свободы и вследствие применения к ним пыток.

(12)

(Самое же) злодеяние каким образом могло произойти? Ясно, что нужно было ввести врагов, более сильных, чем вы. Итак, каким образом я мог бы их ввести? Через ворота? Но не в моей власти их закрывать и открывать, но власть над ними принадлежит вождям. Через стены при посредстве лестницы? Разве (в этом случае) я не был бы открыт? Ведь повсюду расставлена охрана. (Так, может быть), разобрав стену? Конечно, все бы это увидели. Ведь жизнь в лагере происходит под открытым небом, здесь все всё видят, и все за всеми наб-

[40]


людают. Следовательно, как бы ни повернуть дело, .сделать (это) мне было совершенно невозможно.

(13)

Обратите вообще внимание и на следующее. Ради чего появилось бы у меня желание это сделать, даже если бы (сделать это) было вполне в моих силах? Ведь никто не захочет понапрасну подвергаться величайшим опасностям и быть самым подлым человеком, отягощенным величайшим преступлением. Ну так ради чего? Опять я к этому возвращаюсь. Не ради ли того, чтобы царствовать? Над вами или над варварами? Но над вами (царствовать) невозможно, так как вас много и вы обладаете такими качествами, (а именно), у вас имеется все самое лучшее: доблесть предков, громадные деньги, подвиги, сила духа, власть над городами.

(14)

Так, значит, над варварами? Но кто же тот, который намеревается предать? Я, эллин, какой силой я овладею варварами, я будучи в единственном числе, тогда как их много? Убедив их что ли или применив к ним насилие? Ведь ни они не могу т хотеть подчиняться мне, ни я не мог бы применить к ним насилие. А может быть, они (сами) добровольно отдадутся мне на мою добрую волю, платя (этим) за измену? Но ведь было бы большой глупостью и поверить этому и принять (такое предложение). Ибо кто предпочел бы рабство господству., самое худшее самому лучшему?

(15)

Может быть, кто-нибудь скажет, что я сделал это из любви к богатству и жадности к деньгам. Но я обладаю достаточными средствами, а в больших я вовсе не нуждаюсь. Ибо в больших денежных средствах нуждаются те, которые много тратят. (В них нуждаются) отнюдь не те, которые являются господами над удовольствиями (телесной) природы, но те, кто рабы удовольствий, и те, которые стремятся от богатства и пышного (образа жизни) приобрести себе почет. А из этих (качеств) у меня нет ни одного. Что же касается того, что я говорю правду, то в качестве надежного свидетеля этого я представляю свою прошлую жизнь. Этому же свидетелю вы (сами) свидетели. Ведь вы живете с мной, и поэтому являетесь очевидцами этого (моего прошлого).

(16)

И ради почета не сделал бы таких дел человек даже среднего ума. Ведь почет-от добродетели, а не от порока. Предателю же Эллады разве может быть почет? Да, сверх того, и в почете я не нуждаюсь. Ведь меня чтили за наиболее почитаемые (дела) самые уважаемые (лица), (а именно), (меня почитали) вы за мудрость.

(17)

И ради безопасности никто бы этого не сделал. Ведь предатель – враг всем: (он враг) закону, справедливости, богам, народу. Ибо он попирает закон, нарушает справедливость, губит народ, оскорбляет божество. А у кого такая жизнь, окруженная величайшими опасностями, тот не имеет безопасности.

(18)

Но (может быть я сделал это), желая оказать помощь друзьям или повредить врагам? Ведь и ради этого (иногда) совершают неправый поступок. Но у меня (как раз) все было наоборот. Я (этим поступком) друзьям плохо делал, врагам же помогал. Итак, это дело не давало ничего хорошего. Но никто не совершает злодеяния из желания испытать бедствие.

(19)

Остается (предположить), не сделал ли я это (из желания) – избежать чего-нибудь страшного или страдания или опасности. Но в. отношении меня никто этого не мог бы сказать. Ведь все всеми делается ради следующих двух целей: или чтобы получить какую-нибудь выгоду или чтобы избегнуть вреда. Все преступления, которые совершаются по иным мотивам, чем эти, суть результат сумасшествия. А какой большой вред я нанес бы самому себе, если бы делал это, (всем) хорошо известно,

[41]


В самом деле, предавая Грецию, я бы предавал самого себя, родителей, друзей, честь предков, святыни отцов, их могилы, (нашу) величайшую родину Грецию. То, что для всех выше всего, это я предал бы на поругание.

(20)

Обратите внимание и на следующее. Если бы я это сделал, то разве жизнь не была бы для меня невыносимой? В самом деле, куда мне следовало бы направиться? В Грецию ли? Чтобы получить наказание от тех, кому я причинил обиду? Кто из тех, кому я сделал зло, пощадил бы .меня? Остаться среди варваров? Оставив в пренебрежении все самое важное (в жизни человека), лишившись самой отменной части, живя в позорнейшем бесславии, презрев труды, понесенные в прошлой жизни ради добродетели? И (все) это (исключительно) по моей собственной вине. Вот это-то самое постыдное для мужа- быть несчастным по своей собственной вине.

(21)

Да и у варваров я не мог бы находиться в надежном положении. Ведь как стали бы доверять мне те, которые знали бы, что я совершил гнуснейшее дело, (а именно), что я предал друзей врагам? Жизнь невыносима для того, кто лишился доверия. Ведь потерявший имущество или лишившийся царской власти или изгнанный из отечества может снова вернуть себе потерянное. Но утративший доверие больше не может приобрести его. Итак, вышесказанным доказано, что предать Грецию я не мог хотеть, если бы (даже) мог (сделать это), я если бы и хотел, то не мог бы (сделать).

(22)

После этого я хочу поговорить с обвинителем. Кому это поверивши такой, как ты, обвиняешь такого (как я)? Стоит расследовать, каков ты и каково то, что ты говоришь, (исходя из предположения, что ты, не заслуживающий (доверия), говоришь (такому же) не заслуживающему. А именно, обвиняешь ли ты меня, точно зная, (что я виновен), или (только) предполагая? Ведь если (ты это делаешь), зная, то ты знаешь либо потому, что ты видел, либо (сам лично) принимал участие, либо слышал от участника.

Итак, если ты видел, то сообщи им способ, место, время, когда, где, как ты увидел. Если же ты принимал участие, то ты виновен в тех же самых преступлениях. Если же ты услышал от какого-нибудь участника, то пусть будет обнаружено, кто он, пусть он сам выступит, пусть он даст показания. В самом деле, более надежным будет обвинение, если оно будет засвидетельствовано таким образом. Между тем теперь никто из нас не представляет от себя свидетелей.

(23)

Может быть, ты скажешь, что одинаково и ты не представляешь свидетелей того, что, по твоим словам, произошло, и я (не представляю свидетелей) того, что не произошло. Однако это (вовсе) не все равно. Ибо то, чего не было, как можно засвидетельствовать? А относительно того, что было, это не только не невозможно, но и легко и не только легко, но и необходимо. Но ты был не в состоянии найти не только свидетелей, но и лжесвидетелей, мне же невозможно найти ни тех, ни других.

(24)

Итак, очевидно, что ты не знаешь того, в чем ты обвиняешь (меня).

Остается (возможность), что, не зная, ты предполагаешь это. Затем, о дерзновеннейший из всех людей, поверив своему предположению, (этому) самому сомнительному делу, и не зная истины, ты дерзаешь обвинять мужа в преступлении, которое карается смертью. Что знаешь ты о том, который (якобы) сделал такое дело?

Однако: строить предположения одинаково свойственно всем обо всем и в этом ты нисколько не мудрее других. Но должно верить не предполагающим, но знающим, и не следует считать мнение более

[42]


достоверным, чем истину, но, наоборот, истину (более достоверной), чем мнение.

(25)

Ты в своем обвинении посредством вышеприведенных рассуждений приписал мне две крайние противоположности: мудрость и безумие, что невозможно иметь одному и тому же человеку. Ведь поскольку ты говоришь, что я искусен, весьма способен и изобретателен, ты приписываешь мне мудрость, а поскольку ты говоришь, что я предал Грецию, (ты приписываешь мне) безумие.

В самом деле, безумие ведь предпринять дела невозможные, бесполезные, постыдные, от которых будет вред друзьям, а врагам польза, свою же собственную жизнь сделаешь позорной и непрочной. Однако, как можно верить такому мужу, который в той же самой речи к тем же самым лицам говорит о том же самом противоположнейшие вещи?

(26)

Желал бы я услышать от тебя, считаешь ли ты мудрыми людей безумных или разумных. Ибо если безумных, то порешь дичь, а не говоришь истину. Если же разумных, то, конечно, не следует, чтобы обладающие умом совершали величайшие ошибки и предпочитали дурное имеющемуся налицо хорошему. Итак, если я мудр, то я не сделал ошибки. Если же я сделал ошибку, то я не мудр. Стало быть, и в том и в другом случае ты оказался бы лжецом.

(27)

В свою очередь обвинить тебя в том, что ты совершил много больших (преступлений) и раньше и теперь, я не хочу, хотя мог бы. Ибо я хочу оправдаться от этого (взводимого на меня) обвинения не во зло тебе, но для блага мне. Итак, вот что (я хотел сказать) тебе.

(28)

Вам же, мужи судьи, я хочу сказать о себе (речь) весьма неприятную, но истинную, такую, какую, пожалуй, (еще) не обвиненному не подобает говорить, обвиненному же подобает. А именно, я теперь отдаю нам отчет в (моей) прошлой жизни. Итак, я прошу вас, если я напоминаю вам кое-какие из совершенных мною благородных поступков, чтобы никто (из вас) не отнесся бы враждебно к тому, что будет говориться, но счел бы (вполне) естественным, что обвиняемый в ужасном (преступлении) и во лжи, сказал и кое-что истинного хорошего (о себе). Это (будет) для меня приятнее всего.

(29)

Итак, во-первых и во-вторых, и (это) самое важное,-вся моя прошлая жизнь от начала до конца без грехов и чиста от всякой вины. В самом деле, никто не может сказать вам обо мне ничего дурного, (не может приписать мне) никакой подлинной вины. Ведь и сам обвинитель не привел никакого доказательства тому, что он сказал. Таким образом его речь представляет собою бездоказательную ругань.

(30)

Но я мог бы сказать и, сказав, не солгал бы, и не мог бы быть опровергнут, что я не только не виновен, но что я великий благодетель и для вас, и для эллинов, и для всех людей не только ныне живущих, но и для тех, которые будут (когда-либо жить).

В самом деле, кто (своими изобретениями) сделал человеческую жизнь из беспомощной культурной и из беспорядочной цивилизованной? Разве не я изобрел военный отрой, это могущественнейшее средство для увеличения своей силы, писанные затоны, этих стражей справедливости, письмена – орудие памяти, меры и весы, удобные средства обмена при взаимных куплях-продажах, число – хранителя денег, сигнальные огни – самых лучших и самых быстрых вестников, шашки – веселое препровождение свободного времени? Так вот ради чего же я (все) это вам напомнил?

(31)

Показывая, что я занимаюсь такими (делами), я (тем самым) доказываю, что я воздерживаюсь от постыдных и дурных дел. Ибо

[43]


тот, кто занимается подобными (делами), не может (в то же время) заниматься такими (как эти). Я требую, если я сам ни в чем не обижаю вас, чтобы и вы также не причиняли мне обиды.

(32)

Ведь и за остальное (свое) поведение я не заслуживаю упрека ни от младших, ни от старших. Действительно, старшим я не причинял огорчения, для младших же я был не бесполезен, в отношений к счастливым я не был завистлив, к несчастным был сострадателен. Я не презираю бедности и предпочитаю не богатство добродетели, но добродетель богатству. Я не бесполезен в советах, не ленив в сражениях, исполняю то, что приказывают мне, повинуясь начальникам. Впрочем, не мое дело хвалить самого себя. Но настоящие обстоятельства вынудили меня, поскольку на меня взведено это обвинение, всячески защищать себя.

(33)

Наконец, у меня слово к вам о вас; этим я закончу свою защиту. Вопли, мольбы и просьбы друзей о прощении уместны среди черни во время суда. Что же касается вас, которые являетесь и считаетесь первыми (людьми) среди эллинов, то вас должно убеждать не защитой со стороны друзей, не мольбами и не воплями, но яснейшей справедливостью. (Именно) выяснением истины, а не обманом мне должно оправдаться от этого обвинения.

(34)

Вам же следует обращать внимание не столько на слова, сколько на (самые) дела. (Вы не должны) ни отдавать предпочтения обвинениям перед опровержениями (их), ни считать краткий промежуток времени более мудрым судьею, чем длительное время, ни признавать клевету более достоверной, чем (подлинное) доказательство. Ибо вообще хорошим мужам свойственно весьма остерегаться делать ошибки, в особенности же когда это касается непоправимых (ошибок).

В самом деле, если думать (о чем-нибудь) вперед, то это возможно (исправить), а если думать после (свершившегося факта), то (уже дело) непоправимо. Такого же рода (дело) бывает в том случае, если мужи обвиняют мужа в преступлении, за которое грозит смертная казнь. А это и есть теперь у вас.

(35)

Итак, если приведенных доводов (было бы достаточно, чтобы) истинное положение дел стали бы ясным и очевидным для слушателей, то вынести приговор было бы легко уже на основании вышесказанного. Но так как дело не так обстоит, то сохраните мою жизнь, подождите более или менее продолжительное время и после выяснения истины вынесите приговор. Ведь для вас (самих) большая опасность оказаться несправедливыми и (таким образом) разрушить (существующую хорошую) славу (о себе) и приобрести (дурную). (В самом деле) хорошим людям смерть предпочтительнее дурной славы. Ведь первая (смерть) есть конец жизни, вторая же (дурная слава) есть несчастие для жизни.

(36)

Если же вы несправедливо убьете меня, то это станет известно народу. Ведь я не (какой-нибудь) неизвестный человек и ваше злодеяние откроется и станет известным всем эллинам. И во мнении всех вина (а совершенной) несправедливости падет, на вас, а не на обвинителя. Ибо конечное решение суда зависит от вас. Ошибки большей, чем эта, не могло бы быть. Действительно, вынесши несправедливый приговор, вы не только согрешите против меня и моих родителей, но и сами. будете сознавать за собой ужасное, безбожное, несправедливое беззаконное злодеяние, которое вы совершили, убив мужа – вашего союзника, приносившего пользу вам, благодетеля Греции; вы, эллины, убив эллина, без доказательства совершения им какой-либо явной несправедливости и без установления его вины.

[44]


(37)

Я высказался и кончаю. Ибо то, что было сказано – пространно, (в заключение) напомнить вкратце – это уместно, когда имеешь дело с судьями из простонародья, но вас, первых из первых, эллинов из эллинов, не подобает просить ни о внимании, ни о том, чтобы вы помнили сказанное.

«Искусство»

Ср. Сатир (А 3) и Диодор (А 4)

12. Аристотель «Реторика». III 18. 1419 в.

Горгий правильно говорил, что серьезность противников следует убивать шуткой, шутку же серьезностью.

13. Дионисий «О сочетании слов» 12 р. 84.

Искусство говорить кстати (т. е. в надлежащее время, в надлежащем месте, учитывая обстоятельства), до того времени не разработал ни один оратор, ни философ, ни Горгий Леонтинский, который первый стал писать об этом, но не написал ничего заслуживающего внимания.

14.

В сочинении Горгия «Искусство», по-видимому, приводились также отдельные маленькие образцовые отрывки из защитительных речей его, как-то из «Елены» и «Паламеда».

Аристотель «О софистических опровержениях» 34, 183 в 36.

У тех, которые получали плату за эристические речи [Относящиеся к искусству спорить], обучение было в некотором роде подобно занятиям Горгия. А именно, одни давали выучивать риторические [Относящиеся к ораторскому искусству] речи, другие эротетические [Относящиеся к искусству задавать вопросы], под каковой вид, по мнению тех и других, весьма часто подходят беседы (людей) между собой. Поэтому у их учеников быстрым было обучение без теории. Ибо давая не теорию, но то, что вытекает из теории, они брались обучать подобно тому, кто, обещая передать науку об уходе за ногами, затем не стал бы обучать сапожному ремеслу и (давать сведения о том), откуда возможно приобрести таковые (знания), а (вместо этого) дал бы много, сортов различной обуви.

Ср. Платон «Федр» 2 61 В

(беседуют Федр и Сократ). Всего чаще говорят и пишут и по правилам искусства в области судебного красноречия, говорят также (по правилам искусства) и выступая перед народным собранием. Относительно более широкого применения этих правил, я не слышал. Да неужели ты слышал только о теориях словесного искусства Нестора и Одиссея, которые они написали на досуге (под стенами) Трои, о теориях же Паламеда не слышал? Я-то, по крайней мере, не слышал, даже, клянусь Зевсом, и о (теориях) Нестора, если только ты не называешь Нестором какого-нибудь Горгия или Одиссеем какого-нибудь Трасимаха и Теодора.

Неизвестно из каких сочинений

15. Аристотель «Реторика» III 3.1405 в 34.

Холодность стиля бывает от четырех (причин), во-первых, от употребления сложных слов… так, Горгий употреблял выражения: «искусные в выпрашивании милостыни льстецы», «ложно клянущиеся» и «хорошо клянущиеся».

16. Аристотель «Реторика» III 3 1406 в 5.

И еще четвертая (причина) холодности стиля заключается в метафорах… как, например, Горгий (говорит): «бледные и бескровные дела [Но другим чтениям «бледные и кровавые», «трепещущие и бледные», «бесцветные в бледные»]; ты их скверно посеял и дурно пожал». Ибо (это выражено) чересчур поэтически.

[45]


17. Аристотель «Реторика» III 17. 1418а 32.

В эпидейктических речах следует вставлять в речь похвалы, как это делает Исократ. Действительно, он всегда вводит какую-нибудь (похвалу). И то, что говорил Горгий, (а именно), что у него «никогда не бывает недостатка в слове» (это есть) то же самое. Ибо если, он, говоря об Ахиллесе, восхваляет Пелея, затем Эака, затем бога, а также мужество и так далее и так далее, то он делает то же самое. Ср. В 19.

18. Аристотель «Политика» А. 13.1260 а 27.

Гораздо лучше делают те, которые, подобно Горгию, перечисляют (отдельные) добродетели, определяя таким образом (добродетель).

19. Платон «Менон» р. 71 Е.

(говорит Менон со ссылкой на Горгия 71 Д). Во-первых, если ты хочешь знать, (в чем) добродетель мужа, то это легко (сказать), (а именно) добродетель мужа состоит в том, чтобы быть способным заниматься государственными делами и, занимаясь ими, делать друзьям добро, врагам же зло и остерегаться, как бы самому не потерпеть чего-либо такого (дурного). Если же ты хочешь (знать, в чем) добродетель жены, то не трудно изложить, что ей следует хорошо управлять своим домом, беречь то, что в нем находится, и повиноваться мужу. Иная добродетель у ребенка, и у мальчика и девочки, и иная у старика; иная, если угодно, (добродетель) у свободного (гражданина) и иная у раба. И есть очень много других видов добродетели, так что не представляет затруднений сказать о добродетели, что она такое. А именно соответственно каждому из занятий и возрастов в отношении к каждому делу для каждой. из нас есть (особая) добродетель, а равным образом, как я думаю, Сократ, (столь же многоразличен) и порок.

20. Плутарх «Кимон» с 10.

Горгий Леонтинский говорит, что «Кимон приобретает (состояние), чтобы им пользоваться, и пользуется им, чтобы снискивать себе популярность (в народе)».

21. Плутарх «Как отличить льстеца от друга» 23 г 242.

Как говорил Горгий, друг, правда, будет (только) считать себя вправе требовать от своего друга, чтобы тот содействовал ему в справедливых делах, на друг сам (по себе) часто будет помогать другу и в неправых делах.

22. Плутарх «Женские добродетели» р. 242.

Нам кажется остроумным Горгий, который велит, чтобы не красота, но (добрая) слава женщины была известна народу.

23. Плутарх «О славе афинян» р. 438 С.

Процветала и славилась (в ту эпоху) трагедия, доставлявшая удивительно большое удовольствие слуху и зрению живших в то время людей и создавшая, как говорит Горгий, иллюзию (реальности) мифов и страстей. (Поэт), создавший этот обман, лучше выполнил свою задачу, чем тот, кому это не удается, и обманутый (этой иллюзией зритель) мудрее того, который не поддается ей. А .именно, обманувший (поэт) дельнее, потому что он выполнил то, что обещал, обманутый же (зритель) мудрее, потому что быть восприимчивым к наслаждению речами это значит не быть бесчувственным.

24. Плутарх. «Застольные беседы» VI; 1 2.

Горгий сказал, что одна из драм его (Эсхила) насыщена Аресо воинственным духом) (это именно) «Семеро прoтив Фив».

25. Прокл «Хрестом р. 231, I».

Гелланик, Дамаст и Ферекид возводят род его (Гомера) к Орфею… Горгий же Леонтинский к самому Муcею.

26. Прокл к Гез. 83.

Ибо не безусловно истинно то, что говорил Горгий. Говорил же он, что «быть» есть нечто невидимое, если оно не достигает того, чтобы «казаться»; «казаться» же есть нечто бессильное, если оно не достигнет того, чтобы «быть».

27. Схолии к Гомеру (к Илиаде IV 450).

И Горгий (говорит):

[46]


«Смешались с мольбами угрозы и с проклятиями рыдания» (Надгробная речь?)
Слабо засвидетельствованное

28. Греко-сирийские изречения, перев. Рессель.

Горгий (Сирийск. Горгоний) сказал: «Выдающаяся красота чего нибудь скрытого обнаруживается тогда, если мудрые художники не могут ее нарисовать своими испытанными красками. Ибо их огромная работа и большой неутомимый труд дает удовлетворительное доказательство тому, как прекрасна она в своей таинственности. И если отдельные стадии их работы достигли конца, то они дают ей молча снова венок победы. А то, чего не схватывает ничья рука и не видит ничей глаз, как может это высказать язык или воспринять ухо слушателя?

29. Ватиканский сборник сентенций 743 № 166.

Оратор Горгий говорил, что те, кто пренебрегает философией, занимаясь частными науками, похожи на женихов Пенелопы, которые, добиваясь ее, совокуплялись с её служанками [Анекдоты, приводимые в В 29 и В 30, очень мало подходят к Горгию].

30. Там же № 167.

Горгий говорил, что ораторы похожи на лягушек. Ибо последние шумят в воде, первые же –перед клепсидрой (водяными часами).

С. ПОДРАЖАНИЕ

1. Платон «Пир» 194 Е-197 Е.

Речь Агатона в честь Эроса представляет собой пародию на стиль Горгия. Ср. 198 С (Агатон кончил свою речь, Сократ говорит). Его речь напоминает мне Горгия, так что я естественно испытал то, что говорится у Гомера [Имеется в виду то место из Одиссеи, где Одиссей, взирая на голову Горгоны, боится, как бы ему не превратиться в камень].

Я испугался как бы, кончая речь, Агатон не запустил бы головою красноречивого Горгия в мою речь и (таким образом) не превратил бы меня самого в безгласный камень. 185 С. Когда наступала Паузаниева пауза-так именно выражаться, подбирая сходные слова, учат меня (Аполлодора) мудрецы.

2. Ксенофонт «Пир» 2,26.

(Ксенофонт дает здесь пародию на пародию на речь Агатона в «Пире» Платона). Если у нас дети «капают на маленькие бокалы маленькими каплями», чтобы и мне сказать Горгиевскими выражениями …

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены