УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ I
Вестник СПбГУ. Сер. 6, 1994, вып. 3 (№ 20)

О. А. Капышева, А. А. Соколова

ПЛАТОН И ФРЕЙД — ДВЕ ТЕОРИИ ЛЮБВИ

Универсальность платоновской мысли акцентируется одним из фундаментальных тезисов Платона, который можно назвать "единство любви". Каждый вид любви - это своеобразное стремление к Добру. Человеческая индивидуальность, будучи конечной по своей природе, обнаруживает свое бессмертие в постижении форм Добра, Красоты, Блага. Выход за пределы своего "Я", по Платону, есть Эрос как сила, зовущая к единению, поддерживающая состояние космоса в мировой цельности. Благодаря Эросу каждая сущность находит свое место в мире. "Таким образом, любовью называется жажда целостности и стремление к ней".' Фрейд становится вторым великим мыслителем, ищущим новую объединительную теорию любви. Несмотря на то, что этих мыслителей отделяет 24 века, культурологическая дистанция в аспекте языческой и противопоставленной ей иудейско-христианской традиции, развитие науки, в частности медицины и биологии, под влиянием которых формировался Фрейд как ученый, они исходят из единого видения любви как первоначала всего. Но, по Фрейду, всякая любовь сексуальна по происхождению. Основная задача теории любви отсюда- объяснить из этого тезиса все виды любви: самовлюбленность, семейная любовь, дружба, любовь к человечеству, к конкретным объектам и абстрактным сущностям. При общем восприятии любви как единства, Платон видит Добро как источник единения, у Фрейда это место занимает принадлежность человека к роду, выраженная сексуальностью. Но принадлежность человека к миру Добра и роду отражает общую напряженность бытия, т. е. Эрос.

Сравнивая две теории любви: Платона и Фрейда в плане объяснения Эроса, нужно сказать следующее. Процесс познания Эроса, имея общий объект, обнаруживает различные подходы. Платон описывает любовь через призму формальных и телеологических понятий, имея в основе этические нормы. Фрейда же медицинские основания его знаний увели от телеологии и конечной причины к изучению происхождения и развития опыта любви. Его теория - теория этиологии и симптомологии любви. Он отвечает на вопрос, как происходит любовь, давая обоснованные утверждения об источнике любви. Для Платона важно другое. Имплицитно у него присутствует мысль о цели любви, и он отвечает на вопрос что. Он раскрывает это через этические категории. Как реализует себя Эрос, будучи космической силой у Фрейда? Фрейд объединяет сексуальный инстинкт и инстинкт самосохранения под понятием "Эрос"; противоположное стремление - стремление к смерти и разрушению - под понятием "Тана-тос". Естественно, что в основе жизни заложена необходимость сохранения бытия, сущностью которой является притяжение индивидов и которая оказывается сексуальной.

Природная принадлежность к иолу заставляет личность искать удовлетворения в единении с другим. Принцип наслаждения является основополагающим при объяснении функций и цели любви. Фрейд расширяет понятия сексуальности на все процессы жизни, которые приносят наслаждение. Идея секса, таким образом, пронизывает все сферы бытия. Внося идею детской сексуальности, Фрейд пытается описать жизнь человека как стремление восстановиться в первоначальном комфортном состоянии посредством любви. Казалось бы, культура, которая дает рамки сдерживания основному принципу удовольствия, приводит к неудовлетворенности и дискомфортности существования по Фрейду, у Платона она является необходимым условием философского созерцания.

В отличие от Фрейда, у Платона нет теории детской сексуальности, которая является основополагающим тезисом психоанализа и служит немецкому философу для объяснения всех видов любви как воспоминания первоначального состояния блаженства. Для Платона также характерен момент воспоминания, который, однако, объясняется не физиологическим состоянием, а изначальным знанием Блага. Не этапы становления организма человека, а этапы более стабильного причастия к Благу характеризуют платоническую любовь, которая лишена сексуальности, а точнее, считается первым этапом постижения форм. Чем рациональнее и абстрактнее форма, тем творчество бессмертнее, потому что платоническая любовь ведома не сексуальным влечением, а влечением к бессмертию в Красоте и Добре.

Таким образом, для Платона важно идеальное постижение бытия, которое как следствие формирует душу личности. Для Фрейда не характерен дуализм тела и души, присущий Платону, для него душевное, ментальное неотделимо от физического, соматического. У Платона неясно, является ли тело источником сексуальности. Скорее, тело для него есть низшая ступень лестницы любви. Поднимаясь по ступеням вверх, Платон выходит в область культуры, причем, как уже было сказано ранее, чем выше ступень, тем больше бессмертия, благодати и счастья. Фрейд для обозначения этого пути вводит понятие сублимации. Причем последняя - процесс бессознательный. Давая генетическое восхождение к культуре, Фрейд говорит о подавлении сексуального стремления и замещении конкретного объекта влечения на объект не-сексу-альный. "Но по ходу развития любовь утрачивает однозначное отношение к культуре. С одной стороны, любовь вступает в противоречие с интересами культуры, с другой- культура угрожает любви ощутимыми ограничениями".2

Интересно сравнить также взгляды двух мыслителей на структуру личности, причем при отсутствии ссылок на Платона Фрейд фактически повторяет его колесницу с возничим Разумом. Две лошади в этой колеснице, Аппетит и Дух, представляют различные слои души и находятся в конфликте друг с другом. Аппетит предстает в образе черной, дикой, неуправляемой лошади и являет собой иррациональный элемент, цель которого - удовольствие в сексе, еде, питье, содержащее даже желание инцеста. У Фрейда можно провести аналогию с Id как бессознательным источником импульсов и желаний, руководимым принципом удовольствия. Дух у Платона предстает в образе светлой грациозной лошади, в которой чувство стыдливости и покорности запрещает ей двигаться яростно к объекту вожделения, как это делает черная лошадь. Это нормативное ограничивающее состояние формулируется Фрейдом как принцип Super-Ego. Возничий Разум у Платона решает, что хорошо, или плохо для всей колесницы в целом, т. е. для личности, беря на себя роль судьи, так же как Ego Фрейда следует за самосохранением личности и за ее интересами. Фактически подобная модель души Платона предвосхищает триаду Фрейда, основанную на знании естественных наук. Для Фрейда подобное деление представляет более эмпирический и медицинский аспекты, для Платона - нормативно-этический.

Подводя итоги краткому анализу двух теорий любви, приходим к выводу о внутреннем единстве подходов мыслителей, давших два наиболее, фундаментальных объяснения любви. Источником культуры, науки и искусства является любовное влечение, которому Фрейд придает природную окраску и генетическое объяснение. Длянего "культура есть процесс, завладевший человечеством. .. Процесс этот состоит на службе у Эроса".3 Главной задачей культуры является творчество, противостоящее инстинкту разрушения. По Платону, "влечение к красоте, бессмертию, добру есть божественная часть человеческой природы, свойство, которое мы не делим с животными, свойство, которое делает возможным человеческий разум. Именно это влечение ответственно за высшие достижения искусства, культуры и науки".4

Несмотря на различные качественные характеристики "божественного" у Платона и "природного" у Фрейда, Эрос являет собой единство, цель которого - сближать и удерживать вместе, объединять и сохранять живущие сущности. Сугубо человеческое культурное существование неотделимо от воздействия Эроса и определяет его смысл существования.

 


 

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Платон. Пир. СПб., 1992. С. 24.
2 Фрейд 3. Психоанализ. Религия Культура М, 1992. С 99.
3 Там же. С. 115.
4 Sапtas Q. Plato and Freud. Two Theories of Love. New York, 1988. P. 179.

©СМУ, 1993 г.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены